Форма поиска

Спецпроект FC-Arsenal.com. Первые "Канониры"

Книга Брайана Белтона "Первые "Канониры". "Арсенал" от Пламстэда до "Хайбери".

Перевод и адаптация текста от создателей FC-Arsenal.com.

Над книгой трудились: В.Дубровский, О.Хмель, П.Сивак, А.Сивак.

Вступление
 
Первая игра
 
 
В 1886 году “Блэкберн Роверс” стал триумфатором 15-го розыгрыша Кубка Англии, победив в переигровке со счетом 2:0 “Вест Бромвич Альбион” (первый матч закончился вничью 0:0). Именно “Блэкберн” стал первым клубом-обладателем кубка, находящимся за пределами столицы. Это был уже третий подобный успех “Роверс” подряд!
 
1886 год также был ознаменован созданием нового футбольного клуба, которому в будущем будет суждено называться “Арсеналом”. Первым противником клуба из Вулвича стали “Истерн Уондерерс”, клуб, который как и большинство тогдашних команд, уже давным-давно канул в лета. Матч состоялся 11 декабря 1886 года. Будущие “канониры” не имели тогда ни формы, ни поля, ни названия. Судя по всему, команда именовала себя не иначе как “Дайал Сквер”, в честь названия оружейной мастерской в Вулвиче, где трудилась большая часть игроков.
 
Из Вулвича футболистам пришлось пересечь на пароме Темзу, ведь пешеходные тоннели были открыты лишь спустя десятилетия. Старый паром плавал от причала, который находился возле лестниц дока Ваппинг (тоннель Варф, раннее известный как  Мидлтон Варф) до церкви Розерхит. В конце своего путешествия предки нынешнего “Арсенала” прибыли на так называемое “поле”, представлявшее собой пустырь на Собачьем острове. Сейчас на этом месте проходит Тиллер Роад в Ваппинге. Весьма знаменательно, что недалеко от этого места был построен спортивно-развлекательный комплекс.
 
Элайджа Уоткинс, которого основатель клуба Дэвид Данскин уговорил стать первым секретарем, следующим образом описал место первого матча “Дайал Сквер”: “Это поле затмило все поля, о которых я раньше слышал или видел. Не осмелюсь сказать какой оно было формы, но ? его периметра упирались в задние дворы домов, а остальная часть уходила в...канаву. Хотя точнее было бы сказать, что это была открытая канализация. Так что, если мяч не попадал на чей-то двор, то уж точно попадал в канаву, наполненную зловонной жидкостью. После игры мы еще долго отмывали нашу раздевалку от грязи”.
 
Первый в истории состав “Арсенала” образца 11 декабря 1886 года: Бирдсли, Данскин (капитан), Портеос, Грегори, Би, Вульф, Смит, Моуи, Уайтхед, Моррис, Дуган.
 
Результат той эпохальной игры подвергается многочисленным спорам в виду многих причин. На тот момент у ворот не было перекладин (хотя в том году Футбольная Ассоциация представила крестовую ленту, натянутую между стойками, ставшую предшественником перекладины), на поле практически отсутствовала разметка, а мяч большую часть времени провел во дворах или в канаве. Так что весьма тяжело описать детали того матча.
 
Уоткинс писал, что из-за того, что мяч часто оказывался в канаве, игрокам приходилось соскребать с него грязь. Местный санитарный инспектор, мистер Фаулер, предварительно оценивавший состояние поля, резюмировал, что игра на данной поляне несет “очевидную угрозу для здоровья”. Так что можно только представить, какой след оставлял после себя мяч при игре головой.
 
Тем не менее, “Дайал Сквер”, несмотря на каламбур в одежде и разноцветные бриджи, одержал убедительную победу 6:0!
 
Тот матч  положил начало длинной и временами тяжелой дороги, которая привела к рождению футбольного клуба. Клуба, который постепенно прокладывая себе путь в мире футбола, стал одним из самых выдающихся в истории Англии. Вклад “Арсенала” в спортивную и социальную историю, его постоянство и качество игры, невозможно переоценить. Ни одна футбольная история не будет завершенной без упоминания о великих “канонирах”.
 
Эта книга представляет собой детальную историю о том, как все начиналось, и как семена, брошенные парнями с “Дайал Сквер”, выросли в один из величайших клубов мира.
 
До 1904 года “Вулвич Арсенал”, единственный на тот момент клуб Лиги, находящийся в Лондоне, был достаточно хорошо обеспечен. После продвижения команды в Первый Дивизион в сезоне 1904/1905, на “Мэйнор Граунд” стали собираться огромные толпы болельщиков. Во всей Лиге только “Ньюкасл Юнайтед” собирал больше зрителей, чем “красные” (так называли в то время “Арсенал”). В среднем на домашних играх собиралось 19 980 человек. Однако уже к 1910 году на просмотрах матчей “Челси” и “Тоттенхэма” приходило в три раза больше зрителей, чем мог собрать “Вулвич Арсенал”. Даже находящийся во Втором Дивизионе “Фулхэм”, привлекал на “Крейвен Коттедж” большее число народа, нежели ребята из Пламстэда, которым грозило банкротство. 
 
Сезон 1912/1913 закончился беспрецедентным бедствием для “Арсенала”: лишь одна победа в домашних стенах и две на выезде. Как следствие, средняя посещаемость “Мэйнор Граунд” сократилась значительно меньше 10 000. Так “Вулвич Арсенал” переживал свой первый вылет из элитного эшелона. На счетах клуба значились лишь огромные долги в 3 000 фунтов.
 
Именно тогда и появился неожиданный спаситель - Генри Норрис. Впоследствии он перевезет команду на “Хайбери”, а в 1919 году вернет ее в Первый Дивизион.
 
С 1930-х годов “Арсенал” входил в число самых выдающихся клубов планеты. Благодаря достижениям “канониров” за последние десятилетия, их бренд стал узнаваемым по всему миру.
 
Однако первые годы истории клуба все равно остаются чем-то загадочным для многих фанатов. В этой книге я стремился собрать воедино историю основополагающих и важных событий клуба первых лет его существования. Надеюсь, что имея знания о том, как зарождался “Арсенал”, мы будем более трепетно нести то сокровище, которое нам досталось, и будем относиться со всем уважением к тем, кто ковал его из нищеты, страдал от тяжелой, опасной работы. Просто ради той радости, которая охватывает любого, кто гоняет мяч с друзьями по зеленому полю. 
 
 
Глава 1
 
Рождение “красных”
 
Конец XIX века был богат на футбольные события, а в 1886 году в Англии уже был полноценный календарь игр. Тогда игра была все еще молодой: Кубку Англии стукнуло всего 15 лет от роду, а Футбольная Ассоциация начала свое существование всего 8 лет назад. На футбольном поле была только одна центральная линия и больше ничего, на воротах не было ни сетки, ни перекладины. Пенальти отсутствовал как класс, а вратарь мог брать мяч в руки в любом месте поля. Судья не принимал никаких решений о штрафных или забитых мячах, до тех пор, пока игроки сами не потребуют того. Также необязательным было ношение командой единой формы.
 
В 1886 году в футболе был введен профессиональный статус. Не желая терять потенциальную прибыль, Шотландская Футбольная Ассоциация, основанная всего 13 годами ранее, запретила своим клубам и игрокам участвовать в английских профессиональных командах. Это привело к проблемам еще раньше чем ожидалось. Профессиональный полузащитник “Блэкберн Роверс” Джеймс Форрест, вышедший на поле в Глазго в составе сборной Англии, был вынужден играть в форме, которая отличала его от коллег-аматоров.
 
Но самое важное для нас событие произошло в конце 1886 года. На границе между Лондоном и графством Кент небольшая группа людей, состоявшая в основном из шотландцев, начала обсуждать вопрос о создании нового футбольного клуба, результатом которого стало рождение “Арсенала”. Сие эпохальное собрание произошло в таверне “Принц Уэльский”, что в Пламстэде, в октябре 1886 года.
 
Дэвид Данскин был, наверное, самым шумным среди этой компании футбольных молодцов. Он родился 9 января 1863 года, в шотландском местечке Бернтисленд, в Файфе. В 18 лет Дэвид начал работать учеником механика, а в 1885 году переехал на юг, устроившись инженером-механиком в  Королевском Арсенале в Вулвиче. В юности Данскин выступал за любительский “Киркалди Уондерерс”, клуб, который позднее подарит “Арсеналу” таких игроков как Джек МакБин и Питер Коннолли. Как и все молодые парни его города, Дэвид мог пойти работать на верфи, но решил отправиться на юг, и приехал в Кент в тот самый момент, когда вся Европа устроила гонку вооружений (в конце  концов это привело к печальным последствия в 1914 году).
 
Данскин был одним из многих шотландцев, мигрировавших на юг Англии в то время, где оружейная индустрия нуждалась в огромном количестве рабочей силы. Вплоть до конца XIX века Вулвич был отдельным городком, расположенным около Лондона. Впервые он был упомянут в кадастровой книге в 1086 году, в качестве важного места переправы через Темзу. Вулвич стал частью Лондона вместе со строительством Королевской Верфи  и постепенно разрастался с появлением там военного арсенала, Королевской Военной Академии, Королевского Артиллерийского Полка и различных военных госпиталей. К моменту создания футбольного клуба “Ройал Арсенал”, в Вулвиче уже базировалось 28 военных объектов. Таким образом, футбольный клуб “Арсенал” можно назвать потомком самого важного города Англии конца XIX века, в котором большинство населения работало или служило на военных заводах.
 
Политическая ситуация была таковой, что производство оружия стало главным фактором экономического роста Британии, а Вулвич являлся одним из центров военной индустрии (и самым крупным подобным комплексом в Европе). Столь объемное и быстро развивающееся производство, безусловно, очень изменило Вулвич, который смог обеспечить огромное количество бедняков рабочими местами. Одним из эмигрантов был Дэвид Данскин. Королевский Арсенал давал работу для тысяч и тысяч людей. Его размеры и влияние уже измерялись на национальном уровне, сюда стекалась рабочая сила со всей страны. Приходилось много и тяжело работать, и в этих сложных условиях единственной общей любовью стал футбол. 
 
Данскин был главной фигурой в становлении футбола в графстве Кент, где в то время преобладало увлечение регби и крикетом, непонятными для простых шотландцев играми. Вплоть до середины 1880-х к югу от Темзы в футбол играли только “Блэкхит” и одноименная школа. В 1883 году обе команды послали своих представителей на первое в истории собрание Футбольной Ассоциации, но после все же переквалифицировались в регбийные коллективы.
 
Местные любители крикета и регби не поддерживали идеи Данскина. В начале 1886 года некий Джосеф Смит настаивал на том, что бы крикетный клуб “Вулвич Арсенал” выделил часть поля для игры в футбол. Данная идея не встретила поддержки, а Данскину ясно дали понять, что только лишь регби и крикет могут считаться настоящими видами спорта, и что в графстве Кент, так называемом “английском саду”, нет места для футбола.
 
На самом деле, арсенал Вулвича, один из важнейших в стране конгломератов фабрик, был расположен не в самом лучшем месте. Северный Кент с трудом можно было назвать идеальным местом, для людей, которым приходилось работать в тяжелой промышленности. Кожа и волосы мужчин и женщин, работавших с химически небезопасными веществами, покрывались желтизной. Из-за этой характерной особенности рабочие получили прозвище “Вулвичские Канарейки”.
 
Футбольный клуб “Арсенал” мог бы и не появиться, если бы не пара бывших игроков “Ноттингем Форест”, нашедших работу на одном из предприятий Королевского Арсенала. Моррис Бэйтс и Фред Бирдсли разожгли огонь в сердцах людей, благодаря чему появился один из величайших футбольных клубов в мире.
 
На то время “Форест” был одним из лучших клубов Англии. “Ноттингем” стал первым северным клубом, добравшимся до полуфинала Кубка Англии 1879 года, этот результат они повторили в 1880 и 1885 годах.
 
Старое игровое поле “Форест” находилось в Трент Бридж, где по соседству располагалась оружейная фабрика Чилвел, на которой трудился Бирдсли (и, возможно, Бэйтс) еще до переезда в Вулвич. Именно Бирдсли и Бэйтс вдохновили Данскина вместе с его друзьями Джоном Хамблом, Элайа Уоткинсом и Ричардом Пирсом (игроком “Болтона”) организовать футбольный клуб. Были приглашены 15 человек с завода, получивших по 2,5 фунта каждый.
 
Джон Вилкинсон “Джек” Хамбл присоединился к группе левостороннего политического толка ”Радикалы”. Штаб-квартира вскоре переехала из Каунти Дурхема в Кент. Здание этого политического клуба до сих пор сохранилось на Волмер Терас, напротив станции Пламстэд, как раз рядом с тем самым местом, где раньше находился главный вход на стадион “Вулвич Арсенала” - “Мэйнор Граунд”.
 
Хамбл, присоединившийся к Социалистической партии, верил в права рабочих. Он поддерживал идею о сокращении рабочего времени, а также о предоставлении трудящимся больших прав на отдых, в том числе и на футбол. Вместе с Данскином он верил, что у всего рабочего класса есть возможность быть частью футбола. Данскин вложил свои деньги в развитие клуба, а именно 15 пенсов (в неделю он зарабатывал 30-35 пенсов за минимум 50 часов работы). Первым делом был приобретен футбольный мяч, предмет, достать который в те дни представлялось делом весьма проблематичным. Скорее всего, кожаная сфера была производства ручной работы, поэтому все сбережения ушли на эту покупку. Мяч использовался только в обеденных перерывах - единственное время, когда у парней была возможность играть в футбол.
 
Фреду Бирдсли и раньше доводилось играл за футбольную команду вулвичского арсенала. В 1884 году он оказывал помощь в создании другого клуба в этом районе. Много лет спустя Фред в разговоре со своим внуком Бирдсли-Колмером упомянул название первого клуба - “Вулвич Юнион”, который проводил свои игры в Пламстэде. Бирдсли страстно любил футбол и нес с собой эту любовь, где бы не находился. В 1887 году он начал работать в Сименс Инжениринг (сейчас это уже мировой концерн), но был уволен за то, что слишком много времени уделял игре в футбол. Позднее Фред занял должность управляющего директора “Вулвич Арсенала”.
 
Похоже, что некоторые парни, игравшие за “Вулвич Юнион”, вошли и в состав новой команды. Однако же было бы неверным утверждать, что “Юнион” являлся предшественником “Арсенала”, в основном, потому что Данскин и Джон Хамбл не принимали участие в формировании “Вулвич Юнион”. Вероятно, что до и после 1886 года существовали другие клубы, организованные рабочими из арсенала Вулвича, но самого большого успеха смог добиться именно “Ройал Арсенал”. Тем не менее, достоверно известно, что именно клуб Данскина и Хамбла, “Дайал Сквер”, является прямым потомком нынешнего “Арсенала”. Джон Хамбл, который был частью “Арсенала” дольше чем кто либо еще в его время, стал неофициальным историком команды, а его записи наглядно демонстрируют нам ту цепочку событий, благодаря которым и появился на свет футбольный клуб “Арсенал”.
 
Дайал Сквер, состоявший из двух площадей, представлял собой оружейный комплекс. На первом дворе располагались токарные станки и кузницы, а на втором - оружейные и жилые дома. Это была лишь небольшая часть Королевского Арсенала, в простонароде известная как “Великая куча”.
 
В нескольких десятках метров от Дайал Сквер с 1787 года базировался Королевский Артиллерийский Полк, так что молодые офицеры использовали площадь между двумя сооружениями в качестве тренировочного поля. В наши дни вся эта территория застроена домами и историческими зданиями, среди которых музеи Мастерских Королевского Арсенала и Королевский Артиллерийский Музей “Огневой Мощи”.
 
Данскин и Хамбл объединили свой опыт предыдущих лет, и именно благодаря их стараниям на территории арсенала в Вулвиче и возник футбол. Быть может, стань некто иной у руля клуба на стадии его зарождения, например, Бирдсли, история “Арсенала” могла пойти совсем иным путем.
 
Тяжело сказать, что именно побудило тех 15 человек присоединиться к Данскину, Хамблу, Уоткинсу и Пирсу. Возможно, ради веселья или с неких жизненных побуждений, достоверный ответ на этот вопрос нам уже не узнать. Но в те годы все больше людей желали играть в футбол, а не просто наблюдать за игрой.
 
В апреле 1891 года в одной из газет вышла заметка: “Англичане любят спорт, ими движет желание вести активный образ жизни, ими движет жажда победы, и в конце концов это просто весело. Такие люди могут стать будущим Англии, а их занятия подобны гладиаторским боям на переполненном колизее”. 
 
В небольшом университетском городке Тойнби Холл в конце XIX века стало обживаться много молодых футболистов. Кенон Барнетт, основатель городка, отмечал весьма положительное влияние футбола на развитие молодых людей. Супруга Кенона, в свою очередь, выражала несогласие с мнением мужа, указывая на то, что многие юноши питали страсть к игре из-за возможности сорвать неплохой куш на ставках или увидеть брутальные схватки на поле.
 
Начиная с 1870-х простые жители Англии могли наблюдать за игрой выдающихся футболистов в парках и на дворовых площадках. Никаких ограждений вокруг поля, никакой платы за просмотр! Даже самые важные матчи Кубка Англии можно было посетить совершенно бесплатно. Возможно, именно это побуждало несметные толпы мальчишек играть в футбол от заката до рассвета. Доступность футбола широким массам также благоприятно сказывалась на зарождении вкуса к пониманию игры.
 
Уже в конце 1880-х матчи любительских клубов Лондона посещало в среднем около 2 000 человек, в то время как аудитория, наблюдавшая за игрой профессионалов, была вдвое больше. В 1890 году “Клептон” ввел в обиход сезонные абонементы, которые давали право посещения 24 домашних матчей клуба, а также товарищеских игр с профессионалами из “Ноттингем Форест”, “Вест Бромвич Альбион” и “Ноттс Каунти” всего за 4 шиллинга.
 
Культура платить за возможность посмотреть футбольный матч появилась в конце XIX века. В наши дни трудно понять тот факт, что футбольным фанам и саппортерам предшествовали простые зрители. В те времена футбол являлся атлетическим событием, похожим на соревнования по бегу в Шотландии или на атлетические состязания на севере страны, где рабочий класс ходил на петушиные бои, бокс, бег, лошадиные или собачьи бега, собачьи бои. На футбол, как и на все перечисленные мероприятия, ходили как на представление, дающее прекрасную возможность заключить пари об исходе матча.
 
Можно предположить, что первые игроки “Вулвич Арсенала“ были из числа обычных зрителей и любителей футбола. Ведь именно по этим причинам простые работяги и стали увлекаться футболом. Так как первыми футболистами были представители рабочего класса, у команды всегда было много зрителей. Именно с тех времен и пошла традиция смотреть футбольные матчи. В те годы многие матчи не собирали большого количества зрителей, еще не сформировалось до конца понятие “боления” за любимую команду. Сегодня именно такой слой болельщиков и составляет костяк фанатов футбольных клубов. Но в прошлом, основной движимой силой в футболе были не простые рабочие, а их начальство, элита Англии, для которой было важно будущее команд, рабочие же не задумывались о завтрашнем дне футбола.
 
Тысячи групп молодых людей по всей стране организовывались, как и “Вулвич Арсенал”, но только он смог добиться таких успехов. Только лишь малому числу команд удалось чего-то достичь благодаря случаю, жульничеству или упорному труду. Но мы можем быть уверены, что по крайне мере несколько людей пришли в команду Данскина в надежде хорошо провести время, или может даже заработать на игре денег после долгого рабочего дня в опасных и токсичных фабриках. Они тратили свое время и силы на игру и на стремление сделать свою команду великой.
 
Точную дату основания футбольного клуба “Арсенал” назвать невозможно. Однако же достоверно известно, что первая запись о команде Данскина и Халма датирована октябрем 1886 года. В ней указаны имена таких игроков: Уайтхед, Прайс, Портес, Рэтклифф, Браун и Геллатли (фамилии еще двух футболистов из этой записи не сохранились до наших времен). Четверо из основателей клуба - Данскин, Хамбл, Бирдсли и Браун - дожили до первого для “Арсенала” триумфального Кубка Англии в 1930-х.

 

 

Глава 2 
 
“Ройал Арсенал”
 
Одержав победу в своем первом матче, представители королевских оружейных мастерских Вулвич арсенала субботним рождественским вечером 1886 года собрались в трактире Ройал Оак, что находился рядом со станцией Вулвич Арсенал. На повестке дня стояли важнейшие вопросы новообразованного футбольного клуба: необходимо было придумать название, найти форму и регулярную игровую поляну.
 
Первым вариантом, выдвинутым в качестве названия клуба, был “Дайал Сквер” (Dial Square). Это был один из многих цехов Королевского Арсенала в Вулвиче, где работало большинство игроков, стоявших у истоков создания клуба. Дайал Сквер был спроектирован Сэром Джоном Венбро и Николасом Хоксмуром, чьим умам также принадлежал выдающийся проект замка в Бленхайме, построенного по заказу герцога Мальборо.
 
Дайал Сквер был воздвигнут за три года (с 1717 по 1720), но свое имя получил лишь в 1764, когда над его входом были размещены большие солнечные часы. Между прочим, фасад здания, как и его знаменитые часы, сохранились до наших дней. Расположен Дайал Сквер между Вулвичем и Пламстэдом, что частично дает объяснение тому факту, почему команда никогда не играла в Вулвиче, а выбрала Пламстэд.
 
Однако же, от идеи назвать клуб “Дайал Сквер” довольно быстро отказались в пользу “Ройал Арсенал” (“Королевский Арсенал”). Стоит заметить, что столь громкое название футбольного клуба вызывало некоторое подозрение в мании величия его создателей, ведь королевских корней у команды никаких не имелось, равно как собственного поля для игры. Считается, что первое имя клуба являлось производным от названия паба, где состоялась та самая рождественская встреча, и общего места работы игроков команды, которое чаще всего упоминается не иначе как Ройал Арсенал. В то же время, королевские оружейные мастерские порождали и другие футбольные команды. Предполагалось, что футбольный клуб с таким громким именем, как “Ройал Арсенал”, объединит под своими знаменами всех выходцев из королевских мастерских, или, по меньшей мере, какую-то их часть. В любом случае, название было призвано помочь создателям клуба рекрутировать футбольные таланты из числа всех сотрудников завода. Хотя сам Дэвид Данскин и его парни были уверены, что готовы с честью нести такое имя. Как бы то ни было, клуб назывался “Ройал Арсенал” до 1891 года, когда был переименован в “Вулвич Арсенал”, а в документах Футбольной Лиги команда упоминается как “Ройал Арсенал” вплоть до 1896 года (возможно из-за предположения о королевском патронаже команды).
 
Основным цветом клубных футболок был выбран красный. Причина проста - Бэйтс и Бирдсли уже имели красные футболки еще со времен выступления за “Ноттингем Форест”. До 1909 года такие первоклассные вратари, как Бирдсли, носили футболки того же цвета, что и остальная команда.  Игроки обычно выступали в своих собственных  шортах, “никербокерах”, как они назывались в то время. В начале XIX века специализированных для футбола бутс не было, и игрокам приходилось самостоятельно адаптировать обувь купленную в магазине к игре, прикрепляя к подошве металлические вставки обычными гвоздями. В 1863 году различные модификации для обуви были запрещены, а первая футбольная бутса, разработанная специально для игры в футбол, появилась в 1886. Еще спустя 5 лет Футбольная Ассоциация разрешила использование шипов и полосок из кожи.
Поскольку “Ройал Арсенал” не смог найти необходимых средств для изготовления своих первых футболок, Бирдсли обратился к своему бывшему клубу с просьбой о помощи. В 1865 году “Ноттингем Форест” был единственным клубом Англии, облачавшимся в форму красного цвета, и администрация клуба любезно пошла навстречу, предоставив Бирдсли комплект футболок, а также футбольный мяч. Неожиданный подарок в виде главного футбольного предмета оказался весьма кстати, так как на то время игроки “Ройал Арсенал” потеряли свой единственный мяч. Когда в следующий раз команда вышла на поле, она выглядела точной копией “Ноттингем Форест”, во всяком случае, с точки зрения внешнего вида. С того момента, за исключением сезона 1895/1896, “Арсенал” всегда носил красно-белые цвета (характерные для команды белые рукава были добавлены легендарным тренером Гербертом Чепменом, он ввел их как отличительную черту перед игрой с “Ливерпулем”, 4 марта 1933 года).
 
После решения вопросов с названием и формой, “канониры” перешли к проблеме поиска игрового поля. Выбор был ограничен из-за недостатка средств - Данскину и компании был нужен любой подходящий кусок земли, не находящийся в частной собственности, и в досягаемой близости от общего места работы. Выбор пал на Пламстэд Коммон - зеленую зону, открытую для всех, расположенную приблизительно в миле от мастерских. Несмотря на звучное название, Пламстэд Коммон являл собой ухабистый волнообразный участок земли, приправленный острыми булыжниками. Королевская Конная Артиллерия, использовавшая это место для тренировок, избороздила поляну, оставив на ней глубокие рытвины, следы от колес и кучи конского навоза.
 
Небольшая часть того самого Пламстэд Коммон сохранилась до наших дней, остальную поглотила городская застройка. Сейчас невозможно найти точные места расположения ворот “Ройал Арсенала” (не сохранилось даже записей, где именно на Пламстэд Коммон располагалось футбольное поле, ведь в действительности каждый новый матч мог проходить в разных частях этой открытой поляны), однако же известно, что в перерывах между играми, штанги ворот хранились в саду Фреда Бирдсли, который задней частью выходил на Пламстэд Коммон.
 
Может сложиться впечатление, что начало истории “Арсенала” весьма скромное, но в те далекие времена многие большие клубы нынешней Премьер Лиги схожим образом пробивали себе путь. К примеру, игроки “Тоттенхэма” носили прозвище “обитателей болот” за то, что проводили домашние матчи на тоттенхэмских болотах. Лишь спустя пять лет “шпоры” отгородили участок земли в целях защиты игроков от шумных болельщиков, у которых была привычка выражать свое недовольство происходящим на поле метанием комков грязи в участников матча. К тому же, установление границ между полем и зрителями являлось на то время обязательным требованием для взимания платы за просмотр игры.
 
Первый матч “Ройал Арсенала” на Пламстэд Коммон состоялся 8 января 1887 года против соседнего клуба “Эрит”. “Красные” (как сразу же окрестили “Ройал Арсенал”) одержали победу 6:1.
 
Состав “Ройал Арсенал”: Фред Бирдсли, Дэвид Данскин и Портеос на позиции фулл-беков, хавбеки – Грегори, Прайс и Уэллс, и в нападении Смит, Мой, Уайтхед, Крейтон и Би.
 
До окончания того сезона (26 марта) “Ройал Арсенал” провел 8 игр, а в первых 10-ти матчах команда Бирдсли и Данскина потерпела всего 2 поражения: 0:4 в гостях у “Миллуолл Роверс” (позднее “Миллуолл Атлетик”,  а сегодня “Миллуолл” сразу же стал самым принципиальным соперником) и 0:1 на поле 2-й Ружейной Бригады. В предпоследнем матче сезона “ройалс” (второе прозвище команды тех времен) на Пламстэд Коммон отомстили “Миллуоллу” - 3:0, а всего команда в том году забила 36 мячей, пропустив в свои ворота лишь 8.
 
Многообещающее начало было положено!

 

 

Глава 3
Смена поля
 
По окончании сезона 1886/87 стало очевидно, что Пламстэд Коммон не пригоден для регулярных игр. Расщелины и ухабы не позволяли игрокам совершенствовать уровень своей игры и показывать зрелищный футбол. Поэтому свой второй сезон “Ройал Арсенал” уже начал на “Спортсмен Граунд” все в том же Пламстэде. Новое поле располагалось на старой свиноферме, часть имущества которой принадлежала фермеру мистеру Уолтону, на краю Пламстэд Маршес, где по соседству принимал своих гостей “Вулвич Юнион”.
 
В октябре 1887 года “Ройал Арсенал” впервые принял участие во Взрослом Кубке Лондона (London Senior Cup). Около 500 зрителей посетило матч первого раунда против “Грув Хауз” на “Спортсмен Граунд”. По некоторым источникам, футболисты “Грув Хауза” прибыли в неполном составе, из-за чего матч решено было считать товарищеским. Так или иначе, а хозяева победили со счетом 3:1. Голами отметились Поттер, Д.Крейтон (он и Р.Крейтон, также сыгравший в том матче, стали первыми братьями, которые вместе вышли в составе “Арсенала”) и Моррис. Но поражение 4:0 от “Барнс” разбило надежды “красных” на кубок.
 
В те времена игра команды строилась на ее лидерах - Фреде Бирдсли и Джо Бэйтсе, а также вокруг нескольких опытных игроков из Шотландии (шотландцам было доступно 8 мест в заявочном листе английского клуба). Бэйтс (трагически ушедший из жизни в возрасте 41 года от туберкулеза) был известен как “человек с железной головой” из-за большой любви к игре на втором этаже. У Джо даже была собственная методика тренировок - он работал специальными утяжеленными мячами, зашнурованными грубой кожей (такие мячи были весьма опасны для здоровья, особенно в холодное время года из-за налипания грязи и льда). Оба бывших игрока “Ноттингем Форест”, еще выступая на Трент Бридж, были подвергнуты наказанию в виде усиленных физических нагрузок для развития мышц ног. Возможно, именно этот факт заставил Кентиш Меркури упомянуть на своих страницах игроков “Ройал Арсенала”, как имевших “бедра, словно стволы дуба”. В то время команда Бирдсли и Бэйтса носила репутацию одной из самых жестких и агрессивных команд Англии. Еще до того, как работники королевских оружейных заводов начали играть в мяч, по Британии ходили зловещие истории о “злодеях из фабрики”, работавших за 20-футовыми стенами. Личность представителя данной профессии всегда была окутана пеленой таинственности, так как трудягам Королевского Арсенала было запрещено распространяться о роде своей работы за пределами мастерских.
 
Весенние проливные дожди превратили поле “Спортсмен Граунд” в болото, и матч против “Миллуолл Роверс”, намеченный на 30 марта 1888 года, решили отменить из-за непригодности игровой поляны. То была страстная пятница, и многочисленная толпа, страждущая футбольного зрелища, решила проявить инициативу и перенести матч на соседнее поле, что было чуть выше Мэйнор Роад и располагалось вдоль станции Пламстэд, использовавшееся как пастбище. При активном участии игроков, из нескольких стоек были сооружены ворота и игра состоялась. “Ройалс” и “Роверс” разошлись миром - 3:3, а новоиспеченное поле “Мэйнор Филд” (позже переименованное в “Мэйнор Граунд”) стало новой домашней поляной “красных” на следующие 2 года. Некоторые источники утверждают, что первый матч на “Мэйнор Граунд” был сыгран ранее - 11 февраля 1888 года против того же “Миллуолла”. Но окончательный переезд состоялся после событий той самой страстной пятницы. Восточные оружейные мастерские Королевского Арсенала были расположены как раз напротив станции Пламстэд, и некоторые ее отделения задними дворами выходили на “Мэйнор Граунд”. Сегодня мы можем сделать предположение, что за матчами “Ройал Арсенала” одновременно могло наблюдать около 25 000 рабочих на Мэйнор Роад, где сейчас находится автобусное депо Пламстэда.
 
Во время проведения матчей, территория “Мэйнор Граунд” огораживалась вагонами с близлежащих бараков фабрики боеприпасов, а между полем и зрителями натягивались канаты. Вагоны также служили самодельными трибунами для зрителей в том случае, если их набиралось достаточно много (большим количеством зрителей в то время считалась толпа около 1 000 человек).
 
Всего на протяжении сезона 1887/88 “Ройал Арсенал” сыграл 22 товарищеских матча, в которых были зарегистрированы 12 побед, 4 ничьи и 4 поражения (результаты остальных двух матчей были утрачены во времени). “Красные” забили соперникам 36 мячей, пропустив всего 8. Первая встреча со “шпорами” на тоттенхэмских болотах, состоявшаяся 19 ноября 1887 года, закончилась победой хозяев 2:1. Стоит отметить, что матч не был доигран до конца из-за недостаточного освещения - “красные” прибыли с опозданием, и финальный свисток прозвучал на 15 минут раньше обычного. В те времена подобная ситуация была делом весьма обыденным. Единственный отчет о той игре вышел на страницах Викли Херальд в пятницу, 25 ноября: “шпоры” сразу пошли в атаку, но спустя 10 минут гостям посчастливилось открыть счет. “Тоттенхэм” атаковал весь матч и, если бы не прекрасная игра в защите во главе с Фредом Бирдсли, счет был бы намного больше. Из-за наступления темноты, игра была досрочно остановлена”.
 
Тем не менее, в феврале “ройалс” с лихвой отыгрались, разбив “шпор” 6:2.
 
“Мэйнор Граунд” довольно быстро приобрел не самую хорошую репутацию благодаря близ расположенному машиностроительному заводу, являвшемуся основным канализационным стоком всего южного Лондона (среди болельщиков даже появилась речевка “Arsenal shit”). К слову, упомянутый сток существует и по сей день. Несвоевременная фильтрация сточных вод и их утечка создавали зловонную атмосферу на поле “Мэйнор Граунд”. Вкупе с чудовищным видом огромной индустриальной крепости, извержение в атмосферу паров химических веществ и грязи, оседавших на всех близлежащих зданиях, создавало у зрителей ощущения пребывания в аду.
 
В том сезоне у “Ройал Арсенал” впервые появился юношеский состав (позже его переименуют в резервный). Резервисты провели всего 3 встречи (1 победа, 2 поражения).
В 1888-м “Ройал Арсенал” утвердил свой первый герб, ставший точной копией лондонского района Вулвич. На гербе красовались 3 орудия, направленных вверх или на север. Сейчас может сложиться впечатление, что это вовсе не орудия, а дымоходы (особенно, если брать во внимание связь клуба с фабрикой, хотя на Дайал Сквер подобных сооружений не было). Орудия были расположены на трех львиных головах, а вокруг самого герба красовались две ветви. 
 
 
Эта эмблема существовала и после переезда на “Хайбери” в 1913 году, и была заменена лишь в 1922-м: на гербе решили оставить пушку в единственном экземпляре, обращенную на восток, и надпись “The Gunners”. Спустя еще 3 года орудие “развернули” на запад. Вначале 20-х годов в народных массах за “Арсеналом” закрепляется нынешнее название клуба, в первую очередь вследствие ассоциации с оружейным заводом. Хотя параллельно команду продолжали называть “красные”, вплоть до того времени, когда “Арсенал” перебрался в северный Лондон. К концу 30-х уже прозвище “канониры” неотрывно сопутствовало всем успехам лондонской команды.
 
 
 
 
Глава 4
 
Чемпионы юга
 
Сезон 1888/89
 
С начала своего существования в “Ройал Арсенал” действовала своеобразная скаутская служба. Данскин и компания разыскивали талантливых футболистов среди рабочих оружейных мастерских по всей стране и всячески переманивали их на фабрики Королевского Арсенала в Вулвиче. Конкуренты “Арсенала” были недовольны такими действиями, но поделать с этим ничего не могли - подобную тактику использовали и другие клубы.
 
В свои первые сезоны “Ройал Арсенал” ограничивался исключительно локальными успехами. Начиная с ноября и до начала декабря команда была сильнее в матчах с “Фениксом”, “Далвичем” и “Олд Сэйнт Пол”. Забив в этих играх 10 мячей и пропустив всего 3, “красные” вышли в полуфинал Кубка Ассоциации Лондона (London Association Cup).
 
На матч 1/2 финала, 19 января 1889 года “Ройал Арсенал” появился в таком составе: Бирдсли, Дж.Крейтон, МакБин, Браун, Бэйтс, Данскин, Моррис, Р.Крейтон, Коннолли, Чартерис, Скотт.
 
Но в полуфинале на поле “Споттед Дог Граунд” в Лейтоне будущий победитель турнира “Клэптон” оказался сильнее - 2:0. В том матче Дэвид Данскин получил тяжелую травму, поставившую под угрозу дальнейшую его карьеру. После игры с “Клэптоном” Дэвид стал появляться на поле гораздо реже.
 
С ноября по февраль “ройалс” выступали в Кент Каунти Челлендж Кап (Kent County Challlenge Cup). За победами 6:2 над “Хортон Кирби” и 5:1 над “Ионой” последовала боевая ничья 3:3 в Грейвсенде (за “Арсенал” забивали Бэйтс, Чартерис и Коннолли). Футболисты “Арсенала” посчитали, что забили больше голов, чем было засчитано и отказались играть дополнительное время, за что были дисквалифицированы из турнира.
 
Всего за сезон 1888/89 лондонцы провели 24 товарищеских матча, 8 из которых были сыграны на выезде. “Арсенал” добыл 10 побед, проиграл 9 раз и 5 матчей свел вничью. Самым запоминающимся моментом стала победа 1:0 над “Тоттенхэмом” на “Нортумберланд Парк”.
 
Тем не менее, несмотря на неплохое начало, “красные” еле сводили концы с концами, и порой команда существовала за счет сбора средств из собственных карманов.
 
Первые трофеи
 
12 октября 1889 года в 5-м раунде Кент Сениор Кап “Ройал Арсенал” нанес поражение “Нортумберланд Фусильерс” со счетом 6:1. Тот матч стал началом победной серии на Пламстэде, в ходе которой были разбиты “Вест Кент” 10:1 и “Грейвсенд” 7:2. В полуфинале “красные”, благодаря хет-трику Джима Меггса и голам Робертсона и Оффера, разгромили 5:0 “Четмен” на выезде и добились права играть в финальном матче. На арене “Четмен” не устояли “Тэнет Уондерерс” - 3:0, и “Ройал Арсенал” выиграл свой первый трофей! Победные мячи на счету Барбора и Оффера.
 
Победный состав: Бирдсли, Коннолли, МакБин, Ховат, Бэйтс, Джулиан, Кристмас, Меггс, Барбор, Робертсон, Оффер.
 
Чуть позже юниоры “Арсенала” выиграли Кент Джуниор Кап, добыв своеобразный “дубль”.
 
В том сезоне “Ройал Арсенал” также участвовал в Лондон Сениор Кап (самое престижное соревнование для лондонских клубов). Матчи этого турнира проводились практически параллельно с Кент Сениор Кап, так что “красные” играли почти одним составом в обеих турнирах. Забив 17 голов в 4 играх и пропустив всего 3, “ройалс” дошли до финала, где им должен был противостоять “Олд Вестминстерс”, команда, основанная в 1885 году друзьями из вестминстерского колледжа. На “Кеннингтон Овал”, будущей арене финалов Кубка Англии, в присутствии 10 000 зрителей “Арсенал” уступил 0:1.
 
Уже месяц спустя “красные” отомстили своим обидчикам из “Олд Вестминстерс”, переиграв их 3:1 в финале другого престижного кубка - Лондон Чарити Кап на глазах 10 000 болельщиков. Матч проходил в Лейтоне на “Споттед Дог Граунд”, а за “Ройал Арсенал” играли: Бирдсли, Коннолли, МакБин, Ховат, Бэйтс (капитан), Джулиан, Кристмас, Оффер, Барбор, Робертсон, Фрай (иногда упоминается как Дж.С.Эдвардс).
 
В сезоне 1889/90 “Ройал Арсенал” дебютировал в квалификационных раундах Кубка Англии. В то время английский Кубок считался самым престижным клубным соревнованием в мире. “Линдхерст” был уничтожен 11:0. “Торп” (позже известный как “Норвич Сити”) не смог найти денег на переигровку в Лондоне, после 2:2 в восточной Англии, что означало проход “Арсенала” в следующий раунд. Матч с “Крузейдерс” принес результат 2:2 в основное время, но в дополнительное “красные” отгрузили сопернику целых 3 гола и прошли дальше. Победное шествие лондонцев прервалось 7 декабря в Пламстэде. Пожаловавший в гости “Свифтс”, имея в своем составе нескольких игроков национальных сборных, не оставил шансов хозяевам - 5:1. Тот матч, несмотря на жуткую метель, посетило рекордное количество зрителей для “Мэйнор Граунд” - 6 000.
 
В кубковых подвигах голы за “Ройал Арсенал” забивали: Барбор - 17, Робертсон - 13, Меггс - 11, Скотт - 7 (остальные 24 гола записали на свой счет еще 13 игроков).
 
В 1889 году “Ройал Арсенал” называли не иначе как “Чемпионы Юга”. Сие прозвище лондонцы заработали благодаря своим успехам в различных кубковых турнирах. В 24-х матчах “красные” наколотили своим соперникам 81 гол, пропустив 30, одержали 17 побед и проиграли всего трижды (однажды в Пламстэде). Убедительная игра “ройалс” сказалась и на посещаемости - в газетах писали, что матч с “Тоттенхэмом” в сентябре 1889-го посетило 1 500 зрителей, а “Арсенал” разбил соперника 10:1!
 
31 мая “Ройал Арсенал” принял участие и победил в мини-турнире, организованном Национальным Физическим Обществом в Эгрикалчерал Холле, в Ислингтоне, около Хайбери. “Красные” разгромили со счетом 15:7 “Лондон Каледонианс”.
 
Когда “ройалс” только переехали на “Мэйнор Граунд”, футболисты использовали железнодорожную таверну Грин Мэн на Пламстед Хай Стрит (таверна располагалась прямо возле “Мэйнор Граунд” рядом со станцией Пламстэд) или Зе Стар на Коммон Роад (существующую и поныне в отреставрированном виде) в качестве раздевалки. Но увеличение количества зрителей мешало игрокам добираться до поля. Выход был найден в покинутой хижине около железной дороги, которую стали использовать вместо раздевалки. Это был еще один признак, свидетельствовавший о росте популярности игры в целом и клуба в частности.

 

 

Глава 5

 

“Инвикта”
 
Сезон 1890/91
 
В сезоне 1890/91 “Ройал Арсенал” снова блистал в Лондон Сениор Кап. В первом круге на поле “Споттед Дог” в Лейтоне поражение со счетом 4:1 было нанесено клубу “Олд Вестминстерс” (теперь уже принципиальным соперникам). Но по протесту клуба “Барнс” была назначена переигровка. Две попытки провести матч на стадионе “Овал”, что в Лейтоне, 20 декабря и 10 января провалились вследствие неблагоприятных погодных условий.
Переигровка состоялась лишь 31 января: основное время закончилось вничью 3:3, а в дополнительное “ройалс” уступили 5:4. Но и на этом противостояние не закончилось. Ответную жалобу подал уже “Арсенал”, по мнению которого, за “Олд Вестминстерс” был заигран незаявленный футболист. Протест снова был удовлетворен, однако игроки из “Вестминстерса” снялись с соревнования в знак несогласия с данным решением.
 
В ? финала “красные” разобрались с “Кэжуалз” - 3:2 и вышли на “Клептон”. По ходу матча на “Кеннингтон Овал” “Арсенал” проигрывал 0:2, но удивительный камбэк последних 25 минут принес в итоге победу 3:2. В финальном поединке никаких проблем у “красных” не возникло - “Сэйнт Бартоломью Хоспитал” был уничтожен на стадионе “Овал” со счетом 6:0, и “Арсенал” впервые завоевал Лондон Сениор Кап.
 
Состав “Ройал Арсенал” в финальном матче: Эдвард Би, Питер Коннолли, Джон МакБин, Дэвид Ховат, Уильям Стюарт, Джон Уильям Джулиан, Артур Кристмас, Генри Оффер, Дэвис Хьюберт Глоак, Фрай, Барбор.
Голы: Барбор (2), Оффер, Фрай, Коннолли, Глоак.
 
На тот момент то был самый большой успех “Ройал Арсенал”. В газете Кентиш Индепендент вышли следующие строки: “В Вулвиче и Пламстэде, мягко говоря, царило воодушевление, когда субботним вечером туда прибыли футбольные чемпионы. Группа поклонников встречала “красных” на станции Докйард и везла их по городу в открытых экипажах с криками и песнями. Празднование продолжалось весь вечер, и есть опасения, что во время чествования триумфаторов было выпито большое количество спиртного”.
 
Но победа в Лондон Сениор Кап стала единственным трофеем того сезона. В Лондон Чарити Кап во второй переигровке второго раунда “красные” были выбиты командой “Олд Картузианс” (полное название клуба - “Олд Бойз оф зе Чартерхауз” общественной школы из Годалминга, графство Суррей. В 1881 году клуб выиграл Кубок Англии) - 1:2.
 
Турниры, в которых “ройалс” довольно громко заявили о себе в первой половине 1890-х, были весьма серьезными и престижными. И хотя Лондонская Футбольная Ассоциация в то время всячески боролась с аматорством, “Ройал Арсенал” пользовался некими привилегиями, так как его игроки были рабочими. Менеджмент, поддерживающий клуб, предоставлял талантливым футболистам трудоустройство на заводе Вулвич Арсенал. Хорошие результаты футбольной команды повышали престиж управленцев и способствовали выгодным связям с общественностью. Время от времени клуб даже выкупал контракты игравших в футбол солдат, живших в казармах неподалеку, а также состоявших в конной артиллерии. Эти факты служат хорошим подтверждением серьезной финансовой подпитки клуба со стороны родительской компании.
 
“Ройалс” продолжали хранить репутацию жесткой и агрессивной команды, так что приезжавшие в Пламстэд соперники, игравшие против Морриса Бэйтса, Джона Джулиана и Джимми Чартериса, часто после матчей чувствовали себя хорошенько “отметеленными”. Хромая по дороге домой, одновременно испытывая облегчение и чувствуя боль от синяков и ссадин, они рассказывали о мясниках из окрестностей  Кента. 15 января 1891 года, за два дня до матча “Дерби” против “Ройал Арсенала” в рамках 1-го раунда Кубка Англии, в Дерби Пост вышла заметка: “Один из игроков “Дерби” накануне игры сказал: путешествие к самому центру земного ядра было бы более легким и приятным опытом, нежели предстоящее сражение с “Ройал Арсенал”.
 
Безусловно, временами “красные” сами получали “нагоняй” за свою грубость, но полузащитник “ройалс” Джон Джулиан жил по принципу: если ответили на грубость, нужно воздать наглецу еще разок. Джон регулярно лечился от травм лодыжек и коленей, но считал, что большинство повреждений получал в то время, когда фолил сам. В 1889-м Джулиан начал работать в мастерских Королевского Арсенала и уже спустя два года стал первым профессиональным капитаном клуба (в те времена игрокам разрешалось выступать и за другие клубы в качестве приглашенных гостей. Этой возможностью в конце карьеры воспользовался и Джулиан, поигравший за “Лутон”).
 
Помимо Джулиана в “Арсенале” имелось еще одно фирменное “средство устрашения” в лице Джимми Чартериса - его задачей было постоянное давление на арбитра. Регулярными спорами с судьями он обеспечивал вынесение решений в пользу своей команды (выходит, что данная часть современного футбола уходит своими корнями к концу XIX века). Чартерис вырос, что называется, в неблагополучной семье. Незаконнорожденный Джимми (в то время это было ужасным клеймом) еще в детстве стал свидетелем того, как его отца-двоеженца посадили за решетку. Воспитывался он в кругу родственников и друзей, а из-за своих выступлений за “Арсенал” был изгнан из шотландской общины. В октябре 1887 года Мотеруэлл Таймс сообщили: “Джимми поймет, что сделал большую ошибку. Мало чести в игре за один из этих английских клубов”.
 
К сожалению, Джим ушел из жизни еще в 28 лет, предположительно от инфаркта.
 
На поле в “Мэйнор Граунд” зрители получали, пусть и не вполне безопасный, но хороший обзор со сточной трубы, обретавшей все более печальную репутацию. Тем же, кто платил свои кровные за просмотр матча, со временем становилось все теснее. Игры “ройалс” стали собирать в среднем около 5 000 человек. Вслед за успешными кубковыми выступлениями в 1889 и 1890 годах, в сентябре 90-го “красные” решили перебраться на новую поляну вдоль Пламстэд Хай Стрит. После детального изучения вопроса, выбор пал на поле “Инвикта Рикриэйшен Граунд”, располагавшееся в нескольких сотнях метров от “Мэйнор Граунд”. В качестве домашней арены “Инвикта” использовалась до 1893 года. Само поле “Арсенал” арендовал у Джорджа Уивера из компании Минеральные Воды Уивера, а название “Invicta” в переводе с латинского означает “непобедимый” и является девизом графства Кент. Таким образом “ройалс” обзавелись по мнению многих лучшим полем на юге. С южной стороны располагалась главная трибуна вместительностью 1 500 человек, а часть западной имела бетонную террасу на 3 000 зрителей (останки данного сооружения в настоящее время можно найти в садах по Гектор Стрит, район SE18). Поле имело физические размеры 130х90 ярдов (118,9 м на 82,3 м), а само сооружение могло похвастаться полноценными раздевалками и другими помещениями, которые серьезно облегчали работу связанных с клубом людей. Ранее по воскресеньям арена использовалась для проведения велогонок (по всему периметру поля располагались велосипедные дорожки), собиравших толпу с пятизначным количеством зрителей. Еще одним преимуществом “Инвикты” было удобное расположение около железнодорожной станции Пламстэд, а также наличие въезда для экипажей со стороны Батчерс Лейн.
 
От квалификационной сетки Кубка Англии “Арсенал” был освобожден, но в первом же матче перед лицом 8 000 аудитории на своей новой арене, “канониры” уступили “Дерби Каунти” - 1:2.
 
Всего за сезон 1890/91 “красные” провели 27 товарищеских матчей, всего 5 из которых прошли вне Пламстэда. 17 побед, 5 поражений и 5 ничьих, 72 забитых гола при 41 пропущенном - таковы достижения “ройалс”. Барбор стал лучшим снайпером команды с 7 мячами, опередив Оффера, на счету которого 5. 
 
Пожалуй, самый интересный матч сезона состоялся во второй день Пасхи 1891 года. Решив сыграть на растущей популярности, руководство клуба организовало Пасхальный турнир, кульминацией которого стал матч против “Харт оф Мидлотиан”, победителя Кубка Шотландии того года. Игру посетило 15 000 зрителей.
 
Аудитория в 8 000 человек стала привычным делом для домашних игр “Арсенала”. Стоимость входного билета составляла 3 пенса, в эту цену также входила развлекательная музыкальная программа от волонтеров 2-го Кентского артиллерийского полка. Данная традиция продолжилась и многими годами спустя на “Хайбери”. Выступление музыкантов вызывало большой интерес у публики, зачастую подпевавшей самые известные песни. В первые годы самой популярной была песня “О, обещай мне”, написанная Регом деКовеном и Кленом Скоттом. Но вначале XX века пальму первенства перехватила “Птица в золотой клетке” Гарри фон Тилцера. Музыканты частенько появлялись на публике и после матча. Бывало, зрители задерживались на стадионе еще около часа после финального свистка, чтобы насладиться игрой оркестра. В число исполняемых на стадионе песен входили бессмертные строки, часто звучавшие на полях Кента, такие как “Я нарисовал ее” и “Я-Дингл-Дэнгл”.
 
Хотя команда в целом выступала довольно успешно, в матчах против профессиональных и ведущих любительских клубов “Арсеналу” чего-то не хватало. Это ярко продемонстрировало поражение 1:5 от “Хартса”, который сыграл вничью с победителем Кубка Англии того сезона “Блэкберн Роверс”. “Красные” обыгрывали такие команды как “Кембридж Юниверсити”, “Олд Хэрровианс” и 1-ю легкую горную пехотную бригаду 5:1, но с тем же счетом уступили “Эвертону”, а “Сандерленду” (чемпиону английской лиги 1891 и 1892) проиграли 1:3 дома. К слову, в течение четырех сезонов - с 1892 по 1895 - “Сандерленд” трижды праздновал чемпионство, а в 1894-м занял 2-е место.
 
После кубковой игры с “Дерби” к Питеру Коннолли и Бобби Буйсту, сыгравшим особенно ярко, с предложением заключить профессиональные контракты обратился капитан “Каунти” Бобби Гудалл. И, несмотря на то, что Питер и Бобби все-таки остались, “Арсенал” терял своих лучших исполнителей, перебегавших под крыло профессиональных клубов. Тенденция оттока талантливых игроков, а также необходимость двигаться дальше, в то время как клуб похоже достиг своего потолка в любительском футболе, заставили исполнительный комитет “Ройал Арсенал” инициировать цепь событий, которые привели команду в Футбольную Лигу и сыграли немаловажную роль в кампании по образованию Южной Лиги.
 
 
Глава 6
 
Профессионализм Хамбла * 
* фамилия Хамбл переводится, как скромный; в заголовке игра слов, “скромный профессионализм”
 
Сезон 1891/1892
 
Джон “Джек” Хамбл, член правления “Ройал Арсенал”, время от времени исполнявший обязанности вратаря, как и Данскин, не слишком хорошо выносил глупые ситуации.  Джон был сильно расстроен той легкостью, с которой лучших игроков его клуба переманивали другие члены Футбольной Лиги. “Красные” из Вулвича все еще рассматривали себя как “Чемпионов Юга” и, конечно же, шли впереди таких команд как “Миллуолл” и “Тоттенхэм”, которые были сформированы раньше. “Ройалс” все еще считались любительским клубом (хотя мы почти уверены, что игрокам “возмещались кое-какие расходы”), но ничто не мешало “Арсеналу” вступить в ряды профессиональных коллективов.  Хамбл понимал - для того, чтобы двигаться дальше, нужно сделать  смелый шаг. И он был прав. Сотни клубов, со многими из которых “Арсенал” встречался за свою краткую историю, прекратят свое существование в ближайшие годы, либо из-за своей недееспособности, либо из-за нежелания трансформироваться и идти в ногу со временем.
Подавляющее большинство клубов, базировавшихся к югу от Бирмингема, развалились в конкурентной тесной среде, в которой огромную роль играли расположение и наличие финансов. Команды, в таком графстве как Кент, не особо богатом и не вполне удачно расположенном, имели явные недостатки. Однако, недавно принятые Законы о Заводах подарили таким людям, как Данскин и его парням, свободные от работы субботние дни. А Акты о Реформах, принятые в XIX веке, еще дальше продолжили тенденцию, сами по себе привнеся в жизнь многих рабочих людей демократические принципы. В то время Лейбористская партия еще не созрела, а профсоюзное движение находилось в самом зародыше: рабочие, выступающие за улучшение условий проживания, здравоохранения, состояния рабочих мест, более высокие зарплаты и возможности для отдыха считались подрывными элементами.
 
Можно спорить, но Хамбл по степени влияния на историю “Арсенала” уступает только йоркширцу Герберту Чепмену и его главе правления Генри Норрису. Хамбл родился в 1862 году в графстве Дурхэм, в местечке под названием Ист Хартберн. Он появился в Вулвиче примерно в то же время, что и Данскин, и был типичным представителем людей, которые основали клуб и работали в Королевском Арсенале. После того, как с промежутком в три месяца в 1880 году умерли оба родителя Джека, он вместе со старшим братом Артуром твердо решил покинуть находящийся в относительной депрессии северо-восток страны в поисках работы. Не имея денег на железнодорожный билет, но зато имея в достатке стойкости, они прошли пешком порядка 400 миль из Дурхэма до Лондона. Это путешествие попало в заголовки газет на их родине в Ист Хартберн. Очевидно, что работу они нашли быстро, поскольку к моменту переписи населения в 1881-м оба числились как машинные монтеры на арсенале.
 
История братьев Хамбл не была чем-то особенным в те тяжелые времена. Арсенал давал работу относительно большому количеству бедняков с севера и центральной части Англии, а также Шотландии, таким как Данскин, Бирдсли и Хамбл. Они привнесли в игру особую технику обращения с мячом, которая еще не утвердилась на юге, искусство дриблинга.
 
Ежегодное Общее Собрание членов клуба “Ройал Арсенал” летом 1891 года проводилось в музыкальном зале Виндзорского дворца. Джек Хамбл предложил пойти на риск и изменить статус клуба на профессиональный. Он надеялся прекратить практику переманивания лучших игроков другими клубами, обещавшими платить  достойные деньги, и освобождение от тяжелого труда. На той стадии талантливые игроки редко задерживались в “Арсенале” более года. Идея Джека была поддержана значительным большинством. Скорее всего, смена названия клуба на “Вулвич Арсенал” была связана именно со сменой статуса на профессиональный. В некоторых областях профессионального спорта прямой или предполагаемый аристократический патронаж рассматривался практически как акт мятежа.
 
В то же время Хамбл возражал против дополнительного предложения о создании профессионального клуба на базе общества с ограниченной ответственностью. На собрании он сказал: “Клуб управлялся простыми рабочими людьми, и моей целью является оставить его в управлении ими же”.
 
Письмо в Кентиш Индепендент подвергало сомнению идею об интеграции футбола с коммерцией: “Финансирование футбольного клуба должно быть оставлено рабочим и людям, которые знакомы с игрой. Позволить управлять футбольным клубом клеркам и бухгалтерам через покупку акций, конечно же, стало бы шагом назад”.
 
Как видится сегодня, предложенный в 1891 году шаг воспринимался как нежелательный: скорее всего считалось, что он идет вразрез со спортивным духом, который хотел культивировать клуб, а также угрозой для влияния на клуб рабочего люда, который его и составлял (как выяснилось позже, совершенно обоснованно).
 
На той стадии казалось, что футбол все больше становится полем для классовой борьбы. Игры под покровительством Ассоциации были традиционно уделом публичных школ, однако медленно они стали смещаться в сторону соревнований между рабочими командами. По мере приближения XX века футбол на юге оставался бастионом главенства верхнего класса над спортом, в то время как север сделал футбол более пролетарским занятием. Буквально тысячи любительских рабочих команд яростно толкались друг с другом в напряженной работе по поиску местных талантов. Некоторые из них стремились копировать северные команды в желании стать профессиональными клубами.
 
Лондонская Футбольная Ассоциация полностью отвергала любую форму того, что ей казалось “северной болезнью профессионализма”, это суждение едва ли подвергалось сомнению со стороны столичных клубов. Данный вопрос вызывал бурю обсуждений и эмоций на протяжении следующих 15 лет и вылился в полное сумасшествие в 1907 году, после того как футбольные ассоциации Лондона и графств Суррей и Миддлсекс основали Любительскую Футбольную Ассоциацию, организацию полностью независимую от Футбольной Ассоциации.
 
Но летом 1891 года Лондонская Футбольная Ассоциация мгновенно исключила “Вулвич Арсенал”, бывшего обладателя Кубка Футбольной Ассоциации, из всех соревнований, проводимых под ее эгидой, а также из числа своих членов. Хотя подобное развитие событий и предугадывалось, данные действия несли прямую угрозу существованию “Вулвич Арсенала”.
 
На внеочередном общем собрании Лондонской Футбольной Ассоциации, проходившем в Андерсон Отеле на Флит Стрит, председатель собрания мистер А. Джексон пылко отрицал, что в прошлом называл профессиональных футболистов “негодяями”, но позже ему пришлось признать что он “презирает грязные штучки”, которые практикуются игроками не из любительских команд. Газете Кентиш Меркури Джексон заявил: “В целом я хотел бы высоко отметить позицию прессы, которую она заняла против футбольного клуба “Вулвич Арсенал”. Председатель клуба “Олд Хэрровианс”, мистер Джон Фармер (он был учителем музыки в школе Хэрроу, из старшеклассников которой состояла команда, в соавторстве со своим коллегой Эдвардом Эрнестом Боуэном он написал многие из известных песен школы Хэрроу), напомнил собравшимся, что большинство любительских клубов позволяло игрокам “крайне скудные расходы на выездные матчи”. И что “Вулвич Арсенал”, к своей чести, в этом вопросе был впереди их всех.
 
Голосование по вопросу исключения “красных” было достаточно напряженным - 76-67, но результаты его означали, что команда отлучена от футбола в Лондоне и Кенте и может проводить только товарищеские матчи с профессиональными командами с севера и центральной части Англии, а также участвовать в Кубке Футбольной Ассоциации.
 
Первая игра “Вулвич Арсенал” в профессиональном статусе состоялась на “Инвикте” 5-го сентября 1891 года. Записей о количестве зрителей не сохранилось, но скорее всего полный стадион наблюдал за победой клуба “Шеффилд Юнайтед” со счетом 2:0.
 
В сезоне 1891/1892 “Ройал Арсенал” провел 57 товарищеских встреч, все они, кроме полудюжины, состоялись на домашнем стадионе. Клуб терпел поражение только 16 раз, еще 8 встреч закончились вничью, был забит 181 гол, 102 пропущено.
 
Дэвид Данскин выдвинул свою кандидатуру на выборах в правление клуба в 1892 году, но потерпел неудачу, что окончило его официальные связи с клубом. Позже он участвовал в организации новой команды из того же района, “Королевские Артиллерийские Заводы”, но этот клуб прекратил свое существование в 1896 году. Дэвид часто выступал в роли футбольного судьи в местных играх и продолжал посещать домашние игры “Арсенала”. Его сын, Билли, также был связан с клубом, он продавал программки матчей на “Мэйнор Граунд” пока был школьником.
 
В течение первого профессионального сезона болельщики могли насладиться исключительным зрелищем и наблюдать игру лучших команд севера и центральной части страны, включая таких как “Вест Бромвич Альбион”, “Шеффилд Уэнсдей”, “Глазго Рейнджерс” и “Престон Норд Энд”.
 
Продвижения в Кубке Англии так и не случилось, хотя и представляло важность с финансовой точки зрения, в частности еще и потому, что “Арсенал” не участвовал в квалификационных раундах. Дебют “Вулвич Арсенал” в этом соревновании состоялся в январе 1892 года, это была выездная встреча первого круга с клубом “Смолл Хит”, позднее “Бирмингем Сити”. На Мантц Стрит “красные” потерпели безоговорочное поражение со счетом 5:1.

 

Глава 7

 

 
Вперед к Лиге, обратно на “Мэйнор Граунд”
 
Сезон 1892/93 для “Вулвич Арсенала” оказался более удачным. Команда смогла добиться положительного результата в играх с более сильными соперниками, такими как “Шеффилд Юнайтед”, “Сандерленд” (победитель Лиги на тот момент), “Вест Бромвич Альбион”, “Астон Вилла” и “Третий Ланарк” (одна из сильнейших шотландских команд того времени). “Арсенал” пробился в квалификационные раунды Кубка Англии. Вначале на стадионе “Инвикта” в Пламстэде со счетом 3:0 была переиграна команда “Хайленд Лайт Инфантри”, а после были разбиты “Сити Рамблерс” - 10:1 (Джимм Хендерсон, Чарли Бут и Артур Эллиот – все они сделали по хет-трику, Джордж Дейви забил один мяч). Затем последовали три ничьи дома и победа 3:2 над командой “Миллуолл Атлетик” (победный для “Арсенала” мяч в собственные ворота забил вратарь “львов” Обед Цейгил. “Островные псы” недавно избавились от приставки “Роверс” и выбрали название “Атлетик”).
 
В четвертом квалификационном раунде “Арсеналу” выпало играть в Клептоне, но “Тонс” решили провести игру с “красными” на “Инвикте”. Результат для соперника “красных” вышел удручающим - 0:3, цена ошибки оказалась велика. Так “Арсенал” пробился в первый раунд. В то же время “Ньюкасл Роад” встречался с “Сандерлендом”. Тремя месяцами ранее “версайдцы” разгромили “красных” на “Инвикте” со счетом 4:0. “Черные коты” выиграли английскую Лигу в прошлом сезоне и добились великолепной возможности сохранить за собой титул чемпиона (только в сезоне 1889/90 им удалось пробиться в Первый Дивизион). Забегая вперед, скажем, что “Сандерленд” смог стать чемпионами снова лишь в 1895 году. По существу, только мэкемы (так называли жителей северо–восточной части Англии) были по-настоящему самой грозной силой того времени. Поэтому, лишь немногие удивились счету в серии 6:0 не в пользу “Вулвич Арсенала”. На этом матче присутствовало 4 500 болельщиков. Это были не лучшие новости для клуба и с финансовой точки зрения. “Красные” должны были найти способы заработать, и времени на поиски не было. Команда была донором для своих болельщиков, которые не могли жить без своей команды.
 
Лучшим решением проблемы оказалось создание в рамках Футбольной Лиги Южного Дивизиона. Это могло сделать расписание игр более удобными. 24 февраля 1892 года на Флит Стрит в Отеле Андерсон (в тот самом месте, в котором и была основана Футбольная Лига четырьмя годами ранее) “Вулвич Арсенал” созвал собрание возможных участников новой лиги. Хотя, негласная договоренность в названии новой лиги как Южной не была достаточно популярной, такие альтернативы как: Первый/Второй Дивизион Юг так же не получили поддержки. Изначально, существовала идея, что победитель получит место во Втором или даже Первом Дивизионе. Было избрано 12 команд: “Кэтем”, “Чисвик Парк”, “Крауч Энд”, “Илфорд”, “Лутон”, “Марло”, “Миллуолл”, “Олд Сэйнт Маркс”, “Рединг”, “Суиндон”, “Вест Хертс” (команда впоследствии была переименована в “Уотфорд”) и “Арсенал”. “Тоттенхэм” (отношения с которым уже были натянуты, так как “шпоры” напрямую боролись с “Арсеналом” за поддержку) оказался последним, и в конце концов не попал в заветный список, получив всего один голос (возможно свой собственный). Девять лет спустя “шпоры” стали первой южной профессиональной командой, выигравшей Кубок Англии, получив тем самым большое уважение других клубов.
 
Ни для кого не стало сюрпризом, что в Футбольной Ассоциации Лондона данная акция вызвала гнев. 11 клубов получили предупреждение, что они понесут наказание, за то, что последовали за “Арсеналом” и создали свою лигу. Над всеми взбунтовавшимися клубами нависла угроза. Однако, идея не умерла, и в следующем году была возрождена командой “Миллуолл”, у которой было достаточно храбрости воплотить этот план в жизнь.
 
Двое нападающих “Арсенала” - Джимми Хендерсон и Артур Эллиот - в товарищеских матчах забили по 30 мячей, что сделало их самыми результативными игроками сезона. Артур Эллиот выходил на поле 52 раза, что сделало его и самым “игравшим” футболистом  того сезона. Гэвин Кроуфорд и Скот появлялись на поле 31 раз и стали первыми профессиональными игроками, купленными клубом в 1891 году. На самом деле сезон выдался весьма странным. Например, была зафиксирована ничья 6:6 в матче с “Университетом Кембриджа” и победа над “Севеноакс” со счетом 11:0.
 
Вперед в Лигу!
 
Без участия в настоящих соревнованиях “Вулвич Арсенал” находился не в лучшем положении. У клуба оставался всего лишь один выход: написать письмо с просьбой стать членом Футбольной Лиги. Конечно, оставались команды, с которыми можно было проводить матчи и при текущем состоянии дел: “Миллуолл Атлетик”, “Далвич” и “Клептон”, но тем не менее запрет Футбольной Лиги очень сильно мешал им. Для “Арсенала” стало крайне сложно играть с более сильными соперниками. Отличительное положение клуба в столичном футболе пошатнулось.
 
Меж тем, игры любительских команд южной части Лондона проводились еще много лет, и благодаря им на свет появлялись хорошие футболисты. Все складывалось против “красных”. Клуб не принимал участия в соревнованиях, проводимых под эгидой Лиги, но в конце 1893 года Футбольная Лига решила расширить Второй Дивизион, добавив к составу участников еще три клуба. Шансы “Арсенала” попасть в Лигу увеличились, когда “Бутл” не был переизбран во Второй Дивизион, а “Аккрингтон” (один из двенадцати основателей Футбольной Лиги, не связанный со знаменитым Стенли) отказался переходить во Второй Дивизион, после вылета из Первого Дивизиона. Это означало, что появилось 5 вакантных мест. “Ротерхем Таун” и “Ньюкасл Юнайтед” попали в число счастливчиков без голосования, “Ливерпуль”, “Вулвич Арсенал” и “Миддлсбро Айронполис” были выбраны на следующем собрании (“Айронполис” была самостоятельной профессиональной командой из Миддлсбро, которая была основана в 1889, но в 1894 была распущена, после того как они были вынуждены покинуть стадион “Пэредайс Граунд”). Оставалось всего двое кандидатов: “Лоуборо Таун” и “Донкастер Роверс” (они были вынуждены ждать до 1901, прежде чем все-таки попали в Футбольную Лигу). 
 
“Ливерпуль”, “Ньюкасл” и “Арсенал” - эти клубы в будущем на троих выиграют 35 чемпионатов Англии и станут одними из самых выдающихся в истории.
 
Возможно, это было счастливым стечением обстоятельств, что “Вулвич Арсенал” подал заявку о вступлении в Футбольную Лигу именно в тот момент, когда было столько вакантных мест. Если бы все вышло по-другому, шансы “красных” на попадание в число заветных двух мест были бы минимальны. Рок, судьба или удачливый “Арсенал”?
 
Решение поставить все на попадание команды в Футбольную Лигу, было своеобразной авантюрой. Во-первых, это означало резкое увеличение дополнительных финансовых затрат. Во-вторых, если бы дела у “красных” не заладились, то запасного плана попросту не существовало. На юге Лондона “Арсенал” не любили, и проще было бы оттуда уехать, но, к сожалению, переезжать было некуда.
 
Джордж Уивер, владелец стадиона “Инвикта”, сдающий его в аренду “Арсеналу”, быстро подсчитал всю выгоду от возможного попадания команды в Лигу. В ожидании увеличения дохода от той массы болельщиков “Бирмингем Сити”, “Ноттс Каунти” и “Манчестер Сити”, которые придут на стадион болеть за свои команды, он за три месяца до начала сезона сообщил клубу, что арендная рента повышается. Был предложен новый контракт с ценником в 400 фунтов и еще сотней сверху для оплаты счетов. Последовали переговоры, по итогам которых стороны сошлись в следующем: цена ренты была понижена до 350 фунтов ежегодно, а Уивер получил место в клубном совете “Арсенала”.
 
В течение сезона 1892/93 за 8 месяцев, когда команда играла товарищеские матчи на стадионе “Инвикта”, клуб заплатил 200 фунтов, включая все налоговые сборы. Даже эти цифры были завышены, ведь большинство клубов Футбольной Лиги не платили и половины этой суммы. “Вулверхэмптон Уондерерс” платил 76 фунтов в год, а “Сандерленд” всего 45. В среднем же клубы Футбольной Лиги отдавали за аренду поля менее 100 фунтов в год. “Арсенал”, ко всему прочему, отдавал Уиверу еще и 60 фунтов ежегодно на ремонт инвентаря.
 
Возможно, Уивер полагал, что у клуба нет выбора. Но после того, как он отказал “Арсеналу” в финальном предложении в 300 фунтов в год, руководство приняло решение о переезде на другую арену. Отъезд футбольной команды с “Инвикты” положил конец существованию стадиона. На его месте Уивер выстроил два ряда жилых домов (Гектор Стрит и Минерал Стрит).
 
К началу сезона 1893/94 клуб остался без стадиона. Очевидные проблемы в игре и немногочисленная армия фанатов – вот что было у клуба на тот момент. Тем не менее, “Арсенал” продолжил тренировки на поле в Мэйноре. После длительных переговоров было принято решение – клуб покупает это поле или же берет его в аренду на непродолжительный срок, с целью параллельных поисков стадиона, который можно было бы купить. Руководство команды не хотело зависеть от арендаторов, клуб желал самостоятельно управлять своей судьбой. В конце концов “Вулвич Арсенал” подписал договор. Клуб приобрел участок (напротив станции Пламстэд) в 13.5 акров (5.5 гектаров) за 4 000 фунтов. Более 5 акров земли было отдано под строительство стадиона.
 
Однако, покупки поля в Мэйноре было недостаточно, необходимы были вложения в него. Клуб не планировал заселять болельщиков в вагончики рядом со стадионом, как это было принято изначально на “Мэйнор Граунд”.
Работы было очень много, но с помощью денег болельщиков и их непосредственного участия в обустройстве стадиона, за лето 1893 года стадион был готов к началу игр Второго Дивизиона. Всего за несколько месяцев арена в Мэйноре стала пригодной для игр в Лиге.
 
Игровое поле необходимо было привести в порядок. Были завезены вагоны с песком и землей, которыми засыпали все поле. А верхним слоем уложили дерн. Был поставлен низенький заборчик вокруг поля, обозначавший его границы. Для болельщиков на северной стороне построили пятиярусную террасу (со временем она была расширена и продлена по всему периметру поля, вместимость составила 2 000 человек). А обрамлял всю территорию оцинкованный забор. Из этого же материала были построены и здания на южной стороне стадиона, в которых находились раздевалки команд, а также комната для руководства клуба. Даже для прессы была построена небольшая комната на 12 человек. Но такого количества репортеров там никогда замечено не было.
 
Несмотря на ранее достигнутые результаты, для того чтобы улучшить финансовую стабильность, клуб был вынужден организовать акционерное общество. Так летом 1893 года появилась на свет новая компания - “Вулвич Арсенал Футбол энд Атлетик Компани Лимитед” с уставным капиталом в 4 000 акций стоимостью в 1 фунт каждая. Доля акций была неравна, но по информации прессы около 2 500 акций были распределены между  1 500 простыми болельщиками (оставшиеся акции остались внутри компании). Конечно, это отдалило клуб от достижения поставленных целей, но высокая стоимость сезонных билетов (52,5 пенса) позволила увеличить капитал и влить новые средства в модернизацию стадиона.
 
Большинство акционеров проживало в непосредственной близости от стадиона “Мэйнор”, а также было рабочими Королевского Арсенала. Всего трое держателей ценных бумаг имели более 20 акций. Наибольшее же число акций - 50 - принадлежало владельцу кафе. В первый состав директоров вошли: строитель, хирург, а также 6 инженеров, трудившихся в оружейных мастерских.
 
Клуб всячески пытался заработать – на стадионе были организованы соревнования по стрельбе из лука и дни открытых дверей. Хамбл учел даже возможную угрозу со стороны судебных приставов, обратившись к Вулвич Хай Стрит с целью поиска для клуба его первого директора. Новый управляющий, мистер Леви, внес свои 60 фунтов.
 
На матче с “Миллуолл Атлетик”, в третьем квалификационном раунде Кубка Англии в ноябре 1893 года присутствовало 12 000 болельщиков. А ведь еще пару месяцев назад, мало кто мог поверить, что такое возможно.
В последующие 20 лет, стадион “Мэйнор” стал домашней ареной “Арсенала”. Никто тогда и представить не мог, что клуб переедет на север Лондона.
 
Со слов двух игроков того времени, Джона МакБина и Дж.В. Джулиана, английское правительство взяло курс на вооружение страны в связи с угрозой со стороны Франции. Данная политика привела в королевские оружейные заводы тысячи новых рабочих из Шотландии, северной и центральной Англии. Разместившись в воинских частях в Вулвиче, многие из них в последующем стали игроками или болельщиками футбольного клуба. Пламстэд стал своеобразной футбольной меккой.
 
Увы, Дэйви Данскин не смог продолжить руководить клубом и ушел из “Вулвич Арсенала” в 1890-х. Он оставил работу на военном заводе и стал конструировать и продавать велосипеды на Герберт Роад, 60, что в Пламстэде. Позже семья Данскина уехала в Ковентри, где он в дальнейшем работал на автомобильном заводе. В 1940 году его дом сильно пострадал после немецкой бомбардировки, к несчастью все награды и футболки Данскина были уничтожены. Он ушел из жизни в 1948-м, но успел стать свидетелем большого успеха “Арсенала” под руководством Герберта Чепмена в 30-е годы.
 
Лето 1893 года стало переломным моментом для будущего футбола. После длительных тяжб Шотландская Футбольная Ассоциация добилась профессионального статуса. В том же месяце “Вулвич Арсенал” был принят в Футбольную Лигу. В январе 1894 года 16 клубов согласовали создание Южной Лиги (к тому моменту половина из них уже были профессионалами).
 
Эти решения позволили Футбольной Лиге стать полноправной частью игры на законных основаниях. Футбольная Ассоциация была вынуждена официально признать статус профессионального игрока. Жители Пламстэда также были важной частью этого процесса, они стали полноценными футбольными болельщиками, первыми в Англии. Это действительно потрясающе, что “Вулвич Арсенал” сыграл такую важную роль в развитии спорта.
 
Недоброжелатели могут не любить “Арсенал” за то, чего он смог добиться, но “красные” встретили все трудности с высоко поднятой головой. В годы, когда Лига приняла в свои ряды лондонские клубы, ее статус повысился и она смогла бороться с Футбольной Ассоциацией за влияние в футбольном мире. Всего спустя 7 лет после своего создания, “Вулвич Арсенал” вошел в состав Футбольной Лиги. Это был один из самых быстрых скачков по иерархической футбольной лестнице Англии (лишь “Челси” и “Бредфорд Сити” в начале XX века смогли попасть в Футбольную Лигу не благодаря своей игре на поле, а с помощью закулисных интриг, как это сделал ранее “Арсенал”).
 
Но это было всего лишь начало. Спустя 20 лет после включения в Футбольную Лигу “Вулвич Арсенал” в 1893 году переедет на “Хайбери” и откроет новую страницу своей истории.
 
Глава 8
 
Играя с большими парнями
 
Сезон 1893/1894
 
2 сентября 1893 года “Вулвич Арсенал” провел свою первую игру в Футбольной Лиге. Она состоялась на “Мэйнор Граунд” против “Ньюкасл Юнайтед”, еще одного только что получившего повышение в классе клуба. Однако матч мог и не состояться, газета Дэйли Джорнел сообщала: “Согласно последним общеизвестным слухам, для проведения матча требуются деньги”.
 
Выражение “слухи” было мягким отображением реальной ситуации. В действительности же, непосредственно перед игрой директора “Ньюкасла” были вынуждены созвать экстренное собрание и собрать деньги для покупки билетов третьего класса для поездки команды в Лондон. У “джордиз” не было средств даже на самый простой отель, предоставлявший ночлег и завтрак. Попав на вечерний пятничный поезд, они прибыли в Лондон ранним субботним утром, проведя в дороге порядка восьми часов. Уставшие тайнсайдцы, многие из которых никогда не были в Лондоне раньше, потратили несколько часов перед игрой на обзор достопримечательностей столицы. Они были слишком уставшими, чтобы отметить, что стоял ясный солнечный день. На Пламстэд они прибыли полностью измотанными. Несколько утомленных путешественников слегка вздремнули на кучах соломы, которую использовали для сушки и огораживания поля “Мэйнор Граунд”. Их разбудили за несколько минут до начала матча.
 
Капитан Джо Пауэлл выиграл вбрасывание монетки для “Арсенала”. “Вулвич”, играя дома, имел некоторое моральное преимущество над соперником, ведь для обоих команд этот матч был дебютным в Лиге. Несмотря на отсутствие финансирования и организации, небольшая группа болельщиков с первых минут погнала свою команду вперед. Игра началась с нескольких обоюдных атак, обе стороны хотели положить достойное начало своему выступлению в Лиге. На исходе десятой минуты стильная перепасовка между Эллиотом и Бутом вывела на ударную позицию центрфорварда “Арсенала” Уолтера Шоу, который забил дебютный гол команды в Лиге. Этот мяч стал результатом мастерских действий “красных” в атаке и нерасторопности соперника в обороне. “Ньюкасл”, осознавая важность этой игры, к концу первого тайма пошел в наступление и прижал хозяев к своим воротам. Пауэлл, Буйст и Хоуэтт напряженно трудились, чтобы сохранить лидерство в счете. Уильямс сделал два классных сейва, чем помешал “сорокам” сравнять счет. Когда команды отправились на перерыв, “джордиз” справедливо полагали, что только отсутствие удачи помешало им установить равенство.
 
“Вулвич” удвоил преимущество на третьей минуте второго тайма. Бут совершил впечатляющий прорыв по правому флангу и прострелил на Артура Эллиота, который забил гол неотразимым ударом - мяч влетел в ворота “сорок”, отскочив от перекладины. С этого момента матча лондонцы, казалось, потеряли концентрацию и игра приобрела рваный темп. Когда гости начали массированное наступление, “Арсеналу” удалось собраться и вернуться в игру. За 15 минут до окончания матча, Том Крэйт сократил разницу в счете, забив первый мяч “Ньюкасла” в Лиге (хотя некоторые газеты записали тот гол на Уилли Грэхема). Пять минут спустя, в то время, как “Арсенал” отчаянно защищался, защитник хозяев сыграл рукой вблизи от ворот. Мистер Т. Стивенсон из Бирмингема назначил штрафной удар, после розыгрыша которого Джек Сорли ударом головой сравнял счет (Сорли, пожалуй, был самым уставшим игроком на поле. Он совсем не спал в поезде и накануне поездки в четверг - у его сына резались зубы).
 
После второго пропущенного мяча “красные” подняли голову, и оба соперника сломя голову бросились в атаку. Тем не менее, ничья 2:2 стала справедливым результатом. Хозяева упустили преимущество в два мяча, и стало очевидно, что два сезона товарищеских игр и не более чем несколько поверхностных участий в Кубке Футбольной Ассоциации притупили “инстинкт убийцы” лондонцев. “Арсенал” должен был решать все вопросы с исходом матча, когда у него были шансы это сделать. Несмотря на несколько разочаровавший результат, лондонцы показали себя смелой командой, готовой к борьбе за место и жизнь в Футбольной Лиге.
 
Количество зрителей, посетивших тот матч, является предметом споров, так как существующие записи имеют огромные расхождения. На игре могло присутствовать от 2 000 до 10 000 человек. В действительности, ранняя футбольная статистика часто была наполнена совершенно неаккуратной информацией о посещаемости матчей, игроках забивавших мячи, минутах на которых были забиты голы. Частично это происходило в результате того, что некоторые репортеры прикарманивали выданные на посещение матча средства и составляли отчеты на основе слухов или кратких интервью на скорую руку с болельщиками через считанные часы (а иногда и дни) после матчей. Склонность сотрудников газет к распитию пары бутылок бренди во время матча, чтобы отогнать зимний холод, скорее всего тоже не очень помогала точности.
 
Состав хозяев выглядел примерно так же, как в прошлом сезоне: Чарли Уильямс, Джо Пауэлл (капитан), Уильям Уолс Джеффри, Дэнни Дэвин, Боб Буйст, Дэйв Ховат, Данкан Джеммел, Джим Хендерсон, Уолтер Шоу, Артур Эллиот, Чарли Бут.
 
“Ньюкасл” приехал в Лондон в следующем составе: Эндрю Рэмси, Гарри Джеффери, Джон Миллер, Роберт Крилли, Уилли Грэхем (капитан), Джо МакКейн, Джей Боуман, Том Крэйт, Уилли Томпсон, Джек Сорли, Джо Уоллас.
 
В тот же день, базирующийся в Джиллингэме, клуб “Нью Бромптон” сыграл свой первый в истории матч (товарищеский) с резервной командой “Вулвич Арсенал”. Резервисты “красных” победили 5:1. Парням из “Вулвича” пришлось некоторое время подождать первой победы в Лиге. Столь желаемое событие случилось 11 сентября в домашнем матче против “Уолсолл Таун Свифтс”. Джон Хит отметился хет-триком, а сам матч закончился со счетом 4:0. Двумя годами ранее (почти в тот же самый день, 14 сентября 1891 года), Хит, играя за “волков” против “Аккрингтона”, забил с первого когда-либо назначенного в высшем дивизионе Англии пенальти.
 
Во второй половине сентября “Арсенал” отправился на “Сэйнт Джеймс Парк” на первый матч в Футбольной Лиге на домашней арене “Ньюкасл Юнайтед”. Всего 2 000 зрителей стали свидетелями того, как “сороки”  разгромили гостей, забив полдюжины безответных мячей. В тот день лондонцы в полной мере ощутили на себе особенности гравитации на печально известном поле Гэллоугейт с уклоном в одну из сторон. “Ньюкасл” забил четыре мяча во второй половине матча, атакуя ворота “красных” с горки. Уоллас и Томпсон закончили игру, записав на свой счет по хет-трику каждый. В целом же итоговый результат матча стал сюрпризом для обеих сторон.
 
“Бертон Свифтс” также отгрузили лондонцам шесть мячей в ноябре, но “красные” и сами забивали по полдюжины голов дважды в течение сезона. Пострадавшими оказались клубы “Миддлсбро Айронополис” и “Нортвич Виктория”, покинувший высший дивизион в том сезоне.
 
В течение сезона 1893/94 “Вулвич Арсенал” выступал без основного вратаря. Крайний защитник Уильям Джеффри сыграл 12 матчей на левом фланге обороны и еще 10 раз был вынужден защищать рамку ворот команды.
 
В дебютной кампании в Футбольной Лиге “Арсенал” занял девятое место из пятнадцати, набрав 28 очков в 28 играх. Весьма достойное выступление для начала. “Ливерпуль”, не потерпев за сезон ни одного поражения, выиграл чемпионство во втором дивизионе (больше таких случаев во втором эшелоне английского футбола зафиксировано не было).
 
В Кубке Англии “Арсенал” весьма комфортно преодолел четыре квалификационных раунда. “Эшфорд Юнайтед” получил двенадцать безответных мячей, “Клептон” был побежден со счетом 6:2, “Миллуолл Атлетик” проиграл “красным” 0:2, а команда “Второго отряда Шотландской Стражи”, с которой “Арсенал” провел первую выездную встречу в данном соревновании, потерпела поражение в дополнительное время со счетом 2:1. “Арсеналу” предстояло сойтись на “Мэйнор Граунд” в первом раунде основной сетки Кубка с “Шеффилд Уэнсдей”. “Уэнсдей” (на самом деле слова “Шеффилд” не было в названии клуба до 1929 года) играл в финале Кубка в 1890 году и в последующем выигрывал турнир в 1896-м. Поэтому их победа в Пламстэде не стала ни для кого сюрпризом. “Арсенал” оказал достойное сопротивление, но уступил, выбыв из соревнования проиграв 1:2.
 
В целом “Вулвич Арсенал” прошел сезон вполне хорошо. Коллективными результатами команды стали достойное место в чемпионате и продвижение в кубке, закончившееся поражением в упорной борьбе, что показало, что клуб достоин выступать в Лиге.
 
Управляющий секретарь
 
Роль управляющего секретаря была довольно сложной и не в полной мере сравнимой с ролью менеджера клуба в наши дни. Многие секретари были офисными работниками, они занимались трансферами, общением с прессой, черновой финансовой и административной работой. Часто они поручали подготовку игроков людям, которых в наши дни называют тренерами, их было легко отличить по тканевым кепкам и шерстяным свитерам с высоким горлом. Тренеры, которые всегда были частью игры, в основном были бывшими игроками. Но с распространением профессионализма в футболе, большинство советов директоров осознало, что эти люди в большинстве своем были не готовы к управлению в профессиональной бизнес–среде, в которую вступили футбольные клубы. На должности управляющего секретаря, появившейся в футболе, обычно находился человек, обладавший пониманием игры и неким футбольным опытом, а также способный отвечать запросам директоров в области поиска нужных игроков и их последующего развития.
 
В то время, как некоторые руководители клубов продолжали сильно влиять на селекцию, большинство все же имело другие коммерческие интересы (в случае с “Арсеналом”, игрокам просто нужно было ходить на работу!). Таким образом, требовался человек, который смог бы нести ежедневные обязанности, связанные с управлением командой.
 
В 1894 году на должность управляющего секретаря был назначен Сэм Холлис. Он освободил Билла Парра, одного из первоначальных игроков “Дайал Сквер”, от многих обязанностей, связанных с данной ролью. Родившись в 1866 году в Ноттингеме, Сэм имел очень мало футбольного опыта, до этого он работал в нотариальной конторе и в почтовой службе. И, несмотря на то, что он не был профессиональным управленцем, Сэм стал первым лицом, который единолично отвечал практически за все вопросы связанные с делами “Арсенала”.

 

 

Глава 9
 
Неудачники юга?
 
“Вулвич Арсенал” вошел в состав Футбольной Лиги, будучи единственным профессиональным клубом Лондона на тот момент. Ближайшие соперники находились на расстоянии более 120 миль, а южнее “Бирмингема” и “Бартона” участников Лиги не было и вовсе. Включение “Арсенала” в состав Футбольной Лиги открывало последней прекрасные перспективы южного “футбольного рынка” страны и весь потенциал, связанный  с ним.
 
Однако из-за необходимости преодолевать большие расстояния, все поездки как в Пламстэд, так и за его пределы, сопровождались существенными затратами для любого клуба Второго Дивизиона. Как следствие, на домашних матчах “Арсенала” редко можно было наблюдать значительное количество приезжих болельщиков, да и мало кто из поклонников “красных” мог позволить себе отправиться с любимым клубом на выезд. Кубок Англии обычно был неким лакмусовым кусочком, в котором проявлялись все способности новых участников Лиги. Но “Вулвич Арсенал” на тот момент показывал далеко не самую лучшую свою игру и до конца 19-го века так и не смог преодолеть барьер первого раунда.
 
Тем не менее, несмотря на все проблемы, Управляющему Комитету Лиги было жизненно важно участие лондонских клубов под своей эгидой. Без столичных команд Лига никогда не смогла бы стать по-настоящему национальной (спустя 15 лет в составе Футбольной Лиги выступало еще 4 лондонских клуба: “Тоттенхэм”, “Челси”, “Клептон Ориент” и “Фулхэм”).
 
Издание Ливерпуль Трибьюн, однако же считало, что “клубы с края земли” извлекали некую выгоду из-за своей географической отдаленности от остальных. Такие команды, как “Ньюкасл Юнайтед” и “Ротерхэм” попросту ненавидели мучительные переезды в Лондон и Кент, особенно, когда передвигаться приходилось непредсказуемым поездом. Даже когда северные противники “Арсенала” добирались до столицы, попасть в Пламстэд из большинства мест с северной стороны Темзы или с востока от Гринвича представлялось делом весьма затруднительным. Обычно подобное турне от станции Кеннон Стрит в вонючем, грязном, битком набитом болельщиками “красных” поезде занимало около 40 минут.
 
Расположение домашней арены “Арсенала” не устраивало саму команду и пагубно сказывалось на возможности раскрыть весь потенциал перед большой аудиторией. Чтобы добраться до стадиона из центра Лондона, уходило минимум полчаса пути трамваем до ближайшего большого клуба, коим являлся “Миллуолл Атлетик”, после чего ехать неудобным маршрутом на поезде, даже с учетом того, что “Мэйнор Граунд” находился прямо возле станции Пламстэд (с главным входом со стороны Гриффин Мэйнорвэй; всего у стадиона было 3 входа). Весьма знаковым был тот факт, что время от времени, несмотря на все сложности, футбольные матчи на “Мэйнор Граунд” собирали 5-значную цифру зрителей.
 
Еще до начала Первой Мировой Войны Джордж Эллисон, юный спортивный репортер Лондон Халтон Пресс, получивший место постоянного обозревателя матчей “Арсенала”, описал свои приключения во время поездок до “Мэйнор Граунд”: 
 
“Мои коллеги, спортивные обозреватели, были вне себя от счастья, когда я вызвался регулярно писать о домашних матчах “Арсенала”. Это означало, что я освещал игры “красных” в субботних, воскресных и ежедневных будничных газетных выпусках. Всего это было около 10 заметок о каждом матче. Жалование, которое я получал за свою работу, смягчило тягость дальних поездок (позже Эллисон был награжден кличкой “Джордж Арсенал”). Мой путь начинался с ж/д станции Четхэм и лежал через Лондон Бридж, затем Кеннон Стрит или Чаринг Кросс. Поезд останавливался на каждой станции. На обратном пути добавлялось новое препятствие - никто не мог сказать, где мы едем в данный момент. Однажды я возвращался с матча вместе с одним солдатом. Когда мой спутник спросил проводника на какой станции мы находимся, тот ответил: “Лондон Бридж”. На следующей остановке он задал тот же вопрос машинисту, на сей раз ответ был “Чаринг Кросс”. На третьей остановке был получен третий ответ. В конце концов солдат не выдержал и заявил одному проводнику: “Вы наглый лжец, вы понятия не имеете где мы находимся!” (дело в том, что на обратном пути расположение станций шло совсем не в том порядке, в котором называли его проводники)”.
 
Поиски жилья на ночь в районе Вулвич частенько оказывались для приезжих болельщиков невыполнимой задачей. Большинство владельцев приличных гостиниц не желали размещать в своих апартаментах толпы людей из рабочего класса с севера Англии. Иногда игроки команды гостей добирались до Вулвича голодными, уставшими и не в самом лучшем настроении, чтобы противостоять физически могучему “Арсеналу”.
 
Некоторые клубы с севера Англии считали “Арсенал” сборищем мужланов из графства Кент и неохотно отправлялись на гостевые игры в Вулвич. Парней из Пламстэда ненавидели за их тактику “бей-беги”, а также за возмутимое поведение их болельщиков и игроков, причем, как на поле, так и за его пределами. Из-за специфики происхождения игроков, основная масса болельщиков клуба состояла из таких же работников оружейных мастерских, не обладавших хорошими манерами. В газете Кентиш Индепендент появлялись регулярные жалобы на поведение посетителей “Мэйнор Граунд”, злоупотреблявших нецензурной лексикой.
 
Во время матча с “Вулвс”, рефери был вынужден заранее прервать игру из-за толпы солдат, которые выбежали на поле и начали избивать самого арбитра, к слову, бывшего игрока “Вулвс”. Безусловно, данное происшествие не осталось безнаказанным. “Арсенал” понес наказание в виде дисквалификации “Мэйнор Граунд” сроком на 6 недель.
 
Но тот инцидент был не единственным. В январе 1895 года после матча с “Бартон Уондерерс”, завершившегося со счетом 1:1, Кентиш Индепендент вышла со следующей заметкой: “Главной темой для обсуждения в футбольных кругах Вулвича и Пламстэда на этой неделе стало нападение на рефери матча на “Мэйнор Граунд” между “Вулвич Арсеналом” и “Бартон Уондерерс”, мистера Броди. На стадионе присутствовало 7 000 зрителей. Для многих данный инцидент стал огромным разочарованием, и мы сожалеем пострадавшему”.
 
Еще одним доказательством враждебного приема на Пламстэде стала статья в Ньюкасл Эхо, где поездку на “Мэйнор Граунд” назвали не иначе как “ежегодный визит в ад”.
 
Однако же основной причиной подобной агрессии со стороны болельщиков Пламстэда были азартные игры, а не их связь с работой на оружейных заводах. Как писала Кентиш Индепендент о болельщиках “красных”: “Они не были необразованными хулиганами. Это были хорошо одетые джентльмены среднего возраста”.
 
Определенная доля ненависти к “красным” принадлежала создателям клуба - Джеку Хамблу и Дэвиду Данскину. В последние годы XIX века эта парочка перешла все границы установленных норм викторианского футбола. Они несли в массы бескомпромиссный и целеустремленный профессионализм, идеи которого шли вразрез со взглядами любителей, доминировавших на юге Англии в те времена.
 
 
Глава 10
 
Взлеты и падения
 
Сезон 1895/1896
 
В своем втором сезоне во Втором Дивизионе Футбольной Лиги “Арсенал” несколько улучшил прошлогодний результат, финишировав на 8-м месте, опередив “Манчестер Сити” на 3 очка. После скандально-известного инцидента с нападением на рефери и закрытием “Мэйнор Граунд”, “красные” были вынуждены проводить домашние игры на других полях. В Нью Бромптоне “Арсенал” победил 3:0 “Бертон Свифтс” (позднее “Джиллингэм”), а в Лейтоне поединок против “Лестер Фоссе” завершился бескомпромиссной ничьей 3:3. Следующие домашние матчи 6 и 12 апреля 1895 года принесли команде из Вулвича уверенные победы над “Крю” - 7:0 и “Уоллсолл Таун Свифтс” - 6:1. Тем не менее, в Кубке Англии клуб постигла неудача уже в первом раунде. В Ланкашире “Арсенал” минимально уступил “Болтону” - 0:1.
 
В том сезоне в течение некоторого непродолжительного периода “Арсенал” выступал в красных футболках с вертикальными светло-синими полосками. Однако данная форма не прижилась.
 
Вскоре игроки “Вулвич Арсенала” стали призываться под знамена национальных сборных. В апреле 1895 года вратарь Гарри Сторер был вызван на матч сборной клубов Английской Лиги против команды Шотландской Лиги. Как и многие хорошие игроки, Гарри покинул клуб довольно быстро, перебравшись в “Ливерпуль” в декабре 1895-го. Замену Стореру искали долго. На позицию голкипера пробовались шестеро кандидатов, в итоге в рамке ворот четыре раза был вынужден появиться полевой игрок Джон Бойл, ранее сыгравший 10 матчей в полузащите и забивший 1 гол.
 
В 1896 году “красные” снова улучшили свой турнирный результат, финишировав на 7-м месте с отставанием всего в 1 балл от “Манчестер Юнайтед”.
 
 
Сизар Люэллин Дженкинс, капитан “Вулвич Арсенала” в сезоне 1895/1896 стал первым игроком команды, отыгравшим 90 минут за сборную. 21 марта 1896 года Дженкинс сыграл в составе Уэльса против Шотландии на стадионе “Каролина Порт” в Данди. Хозяева забили по 2 мяча в каждом из таймов и так и не дождались ответа от валлийцев. Физически мощный игрок с несгибаемым характером, Дженкинс недолго оставался на “Мэйнор Граунд”, но за то время, которое он выступал за “Арсенал”, Сизар дал команде многое. Считалось, что его появление в составе могло привлечь на стадион вдвое больше зрителей. Еще во времена своих выступлений за “Смолл Хит” (Бирмингем) Сизар Дженкинс заслужил репутацию “серьезно выпивающего” человека. Незадолго до окончания сезона он покинул “Вулвич Арсенал”.
 
Сезон 1896/1897
 
Пожалуй, наибольшим разочарованием того сезона стало выездное поражение от “Лофборо Таун”. 12 декабря 1896 года хозяева разгромили приезжих “красных” 8:0.
 
Вообще сезон 1896/97 складывался для “Вулвич Арсенала” весьма странным образом. С 17 октября до Рождества 1896 года команду “лихорадило”: поражение от “Уолсолла” 3:5, победа над “Гэйнсборо Тринити” 6:1, проигрыш “Ноттс Каунти” 4:7 и 2:5 “Смолл Хит”, победы над “Гримсби” 4:2 и “Линкольном” 3:2. Затем последовали вышеупомянутое разгромное поражение от “Лофборо” и победы 4:2 над “Блэкпулом” и 6:2 над “Линкольном” на Рождество. Всего “Вулвич Арсенал” забил 32 гола, пропустив 34, в среднем за матч с участием “красных” забивалось по 7 мячей. Несмотря на хорошую результативность, в команде не было ярковыраженного бомбардира. Лучшим забивалой был Питер О’Брайан с 14 голами. Однако, несмотря на столь нестабильные результаты, наблюдать за игрой клуба было зрелищем захватывающим.
 
Результат матча в Лофборо и по сей день является самым большим поражением клуба за историю. В защиту “красных” можно сказать, что основного вратаря команды - Билла Фэйрклафа - заменял в той игре Джон Левер. Хотя с позицией в рамке ворот у команды были огромные проблемы. Тот же Фэйрклаф в последних 6 играх умудрился пропустить 23 мяча, так что его отсутствие не может служить серьезным оправданием рекордному поражению. Кстати, в тот же день в рамках Кубка Англии резервный состав “Арсенала” (основа отправилась в Лофборо) разбил “Лейтон” 5:0.
 
Несмотря на вполне заслуженную репутацию жестокой на поле команды, единственный трагичный случай был связан как раз с правым защитником и первым капитаном “Вулвич Арсенала” в Футбольной Лиге Джо Пауэллом в 1896 году. Это был крепко сложенный игрок, типичный представитель грубого силового стиля игры того времени. 23 ноября в выездном матче против “Кеттеринг Таун” в рамках Объединенной Лиги (помимо выступлений под эгидой Футбольной Лиги и Кубка страны, “Арсенал” выступал в различных иных соревнованиях, а также проводил большое количество товарищеских матчей) Джо получил перелом руки и, вследствие последующего заражения крови, ушел из жизни.
 
В 5-м квалификационном раунде Кубка Англии “красные” преодолели сопротивление “Четхэма”, но уже в следующем раунде на выезде с треском проиграли не заигранному ни в какой лиге “Миллуоллу”. Вылет из Кубка вкупе с первым сезоном, в котором отсутствовал прогресс (на финише “Арсенал” пришел лишь 10-м), стал сигналом о необходимости кадровых изменений в правлении клуба.
 
В апреле 1897 года управляющий секретарь клуба Сэм Холлис присоединился к недавно образованному “Бристоль Сити”. Ему предстояло провести три срока на руководящем посту “дроздов”. В марте 1899-го Сэм перебрался на аналогичную должность в “Бедминстер”, однако после слияния последнего клуба с “Бристоль Сити” в 1900 году, Холлис оказался лишним. Уже год спустя Сэм вернулся в “Сити” и привел команду ко второму месту в Южной Лиге и выходу в Футбольную Лигу.
 
С марта 1905 года до 1911-го Холлис работал управляющим отеля (в период 1899-1909 он управлял еще и пабом). Третий раз в “Бристоль Сити” Сэм вернулся в январе 1911 уже в качестве тренера. Новая роль не принесла успеха бывшему управленцу, “Сити” вылетел во Второй Дивизион, и через 2 года Холлис покинул клуб с “Эштон Гейт”. Но уже в июле того же года Холлис в качестве тренера возглавил клуб Южной Лиги “Ньюпорт Каунти”. Холлис отошел от футбольных дел в 1917 году, хотя еще некоторое время являлся председателем сообщества акционеров “Бристоль Сити”. 17 апреля 1942 года Сэм скончался в Бристоле.
 
Сезон 1897/98
 
После ухода Холлиса “Вулвич Арсенал” назначил первого профессионального  управляющего секретаря на сезон 1897/98. Им стал Томас Браун Митчелл, который перешел в клуб из “Блэкберн Роверс”.
 
Митчелл работал в Пламстэде менее одного сезона, но и за это время он успел наладить профессиональные отношения внутри клуба. Будучи родом из шотландского Дамфриз, Митчелл отправился в Англию в 1867-м, чтобы занять пост секретаря на Лимингтон Стрит. Позднее он работал на Ивуд Парк в течение 12 лет.
 
За короткое время правления Митчелла “Арсенал” показал свой лучший результат в Лиге, взобравшись на 5-е место во Втором Дивизионе. Такому показателю прежде всего способствовала лучшая за все время выступления команды в Лиге серия выездных матчей. Тем не менее, до заветных мест, ведущих в высший дивизион, команде было еще далеко. Первые два места в том сезоне достались “Бернли”, набравшему на 10 очков больше “Арсенала”, и “Ньюкаслу”, отставшему от чемпиона на 2 пункта. На строку выше “красных” в турнирной таблице и всего на 1 очко оказался “Манчестер Юнайтед”, а шестым финишировал “Бирмингем Сити”. В Кубке Англии “Арсеналу” подкорились лишь 3 квалификационных раунда. После побед над “Сэйнт Олбанс” 9:0, “Шеппи Юнайтед” 3:0 и “Нью Бромптон” 4:2 команда уступила в первом основном раунде на “Терф Мур” “Бернли” - 1:3.
 
Неудобства, которые испытывали другие клубы, вынужденные совершать длительные переезды в Пламстэд, должно быть, служили “Арсеналу” на руку. В первых пяти сезонах в рамках Футбольной Лиги “Вулвич Арсенал” потерпел лишь 13 поражений в домашних стенах. Но вплоть до сезона 1897/1898 клубу не удавалось одержать более трех побед на выезде за чемпионат.
 
В том сезоне к команде присоединился целый ряд новых исполнителей: вратарь Роджер Орд, фулбеки Джим МакОули и Алекс МакКонелл и форварды Фергюс Хант, Дэвид Ханна, Билл Уайт и Крейг МакГеох. Некоторые из новичков покинули команду еще до окончания первенства.
 
Тем не менее, несмотря на прогресс во Втором Дивизионе, тенденция к снижению посещаемости игр в последние годы продолжилась и на сей раз. Вместе с уменьшением интереса у зрителей, шатким становилось и финансовое положение клуба. Судя по всему, именно эта ситуация и повлияла на решение Митчелла подать в отставку в марте 1898 года. Позднее он вернулся в Блэкберн, где и дожил свои последние дни, скончавшись в августе 1921 года в возрасте 78 лет.
 
Сезон 1898/99
 
В кампанию 1898/99 “Арсенал” вошел под руководством Джорджа Элкоута из Стоктон-он-Тиз. Новый секретарь продолжил политику своего предшественника по комплектации команды выходцами из Шотландии, но проработал на Пламстэде всего сезон. Наверное, главной находкой Элкоута стал крайний полузащитник Джон Дик, который защищал цвета команды на протяжении 12 лет, в добавок став еще и капитаном.
 
В том сезоне Второй Дивизион расширили до 18 участников, так что итоговое 7-е место “Арсенала” можно считать хорошим результатом. До второго места, дающего право на повышение, команде не хватило всего 5 очков. Чемпионом дивизиона стал “Манчестер Сити”, опередивший “Глоссоп Норт Энд”, который уже через год вновь понизился в ранге.
 
В Кубке Англии дела у клуба вновь не заладились. От квалификации “Арсенал” был освобожден, а в первом раунде на Пламстэд пожаловал “Дерби Каунти”, финишировавший в том году 9-м, и разбил хозяев 6:0.
 
Увы, посещаемость на “Мэйнор Граунд” продолжала подать, и, дабы избежать грядущего банкротства, клубу пришлось распродавать игроков. Элкоут очутился в той же ситуации, что и его предшественник, и в конце сезона оставил расположение команды из Вулвича.
 
По сути, первые годы в составе Футбольной Лиги прошли для “Арсенала” под эгидой борьбы с невыгодным географическим расположением и конкуренции со стороны других лондонских профессиональных клубов. Образ и мнение общественности и соперников о клубе оставался неизменным - “Вулвич Арсенал” считали жестким, бескомпромиссным и неприятным соперником, встреча с которым обязательно оставляла свой след в виде травмированных игроков. Никто не любил ездить в гости на “Мэйнор Граунд”, и все желали команде скорейшего вылета из Второго Дивизиона.
 
Казалось, что “Арсенал” был самой ненавистной футбольной командой в мире. Но люди, работавшие в клубе, постепенно привыкали к подобному отношению. До начала XX века негативная репутация команды росла еще быстрее, чем ее долги. Последствия англо-бурской войны 1899-1902 гг. оказали огромное влияние на клуб, который имел прямую зависимость от армии и обслуживающей ее промышленности. Эта война практически лишила “Арсенал” болельщиков, а средняя посещаемость домашних игр составила 2 000 человек. В то время в Британии субботы были рабочими днями (два выходных в неделю были лишь делом будущего), что позволяло проводить время в пабе, а вечером посещать футбольные матчи. Но в южном Лондоне война с бурами свела на нет данную практику, поскольку обслуживающая военные нужды промышленность стремилась выполнять запросы крупного производителя вооружений. Критическим фактором на заводах Королевского Арсенала в Вулвиче стало введение второй полуденной рабочей смены по субботам с целью удовлетворения повышенного спроса на оружейную продукцию со стороны государства. Таким образом, вторая половина субботы для рабочих означала обязательную смену. Ко всем прочим трудностям, армейский люд, составлявший большую часть болельщиков клуба, был расквартирован по всей Британии и напрямую вовлечен в военные действия в Африке. Для “Вулвич Арсенала” эта война стала такой же катастрофой, как и для британской армии в Южной Африке.
 
 
 
Глава 11
 
Добро пожаловать, Брэд
 
Возглавив “Арсенал” в 1899 году, Гарри Брэдшоу стал первым действительно успешным менеджером команды. Проработав два года секретарем в “Бернли”, он стал председателем совета директоров. К слову, Футбольная Лига была основана несколькими клубами, среди которых был и “Бернли”, таким образом, Брэдшоу являлся влиятельной фигурой того времени. В 1896 году он возглавил первую команду “Бернли”, в момент, когда клуб вылетел из Первого Дивизиона. Гарри незамедлительно занялся делом, вернул прописку в высшем эшелоне, и в сезоне 1898/99 его клуб уже был третьим. Для “Бернли” тот сезон стал лучшим в истории, а Гарри сколотил из своих подопечных весьма грозную силу.
 
На “Мэйнор Граунд” Брэд (так по дружески называли Гарри в “Арсенале”) пришел в момент, когда посещаемость домашних матчей продолжала безнадежно падать из-за того, что клуб расставался со своими лучшими игроками. Это был путь в никуда.
Гарри родился в 1854 году, но никогда не играл профессионально в футбол, однако он был великолепным руководителем и хорошо разбирался в футбольной стратегии. С тем скудным количеством средств, которые были выделены ему на новом месте, Брэду пришлось заняться поиском молодых игроков. Так в команде появились Арчи Кросс, купленный из “Дартфорда”, и голкипер Джимми Эшкрофт из “Грейвсенда”.  В 1906 году Эшкрофт стал первым футболистом “Арсенала”, вызванным в сборную на матч против Северной Ирландии.
 
Подобно своим предшественникам, впрочем, как и многим другим менеджерам Англии, Брэдшоу искал футбольные таланты в Шотландии, где был подписан защитник Джим Джексон и Данкан МакНихол. Австралиец с шотландскими корнями, Джим Джексон играл на позиции левого защитника и в последствие стал капитаном команды. Он был лидером на поле, и впервые применил в “Арсенале” зональную опеку. Джексон придерживался следующей философии: “Мы здесь не для того, чтобы показывать красивую игру, а для того, чтобы набирать очки. Когда мы не можем заработать два, мы по крайней мере должны быть уверены, что наберем одно”.
 
Брэдшоу прививал команде шотландский стиль игры - в короткий и точный пас, и результаты не заставили себя ждать. В 1900 году “Вулвич Арсенал” финишировал на 8-м месте из 18 команд.
 
В конце 1899 года в рамках Кубка страны “канониры” провели ряд матчей с сильными соперниками, в которых им так и не удалось добиться ни единой победы. Все началось с игры против “Джиллингема” в первом раунде. В первом матче в Пламстэде была зафиксирована ничья 1:1, гостевая встреча также не выявила победителя - 0:0.  Затем последовала ничья 2:2 в гостях у “Миллуолла”. Цирк продолжился на “Уайт Харт Лейн” (ставший родным стадионом для “Тоттенхэма” всего 7 месяцев назад), где снова соперники разошлись миром, на этот раз со счетом 1:1. Для “Арсенала” все закончилось в “Грейвсенде” благодаря единственному в матче пропущенному голу.
 
Новый век
 
Впервые шутка с новым тысячелетием в футбольном мире произошла на рубеже XIX и XX веков, запутав тем самым историков, ведь в одном сезоне игрались последние игры XIX века и первые игры XX.
 
К концу века “красные” во Втором Дивизионе имели репутацию “трудного” соперника, и 12 марта 1900 года “Лофборо” был повержен со счетом 12:0. До сих пор этот результат остается рекордной победой для “Арсенала”. А еще несколькими годами ранее тот самый “Лофборо” нанес команде из Вулвича сокрушительное поражение 8:0. Таким образом, имея рекордную победу и рекордный проигрыш с одной и той же командой в разнице по времени в четыре года, это не просто удивительно и непонятно, но наверняка можно сказать, что этого никто не сможет повторить.
 
Более 600 человек наблюдало за установлением того рекорда, в основном это были рабочие военных фабрик и заводов. Не желая платить за возможность посмотреть лишь часть матча (к примеру, из за графика работы многие были вынуждены уходить или после первого тайма или перед окончанием матча), многие зрители часто брали с собой бинокли и наблюдали игру не на стадионе, а в удобном для себя месте.
 
XX век “Арсенал” начал итоговым седьмым местом во Втором Дивизионе. Это был неплохой результат достойный уважения, но набрав 33 очка, команда Брэдшоу отстала от первого места на целых 13 очков (очень большой отрыв, учитывая, что за победу в то время давали два очка). 
 
В Кубке Англии “Арсенал” в первой стадии отправился на “Дарвен Барли Банк Граунд”, где обыграл местную команду со счетом 2:0 и вышел на представителя Первого Дивизиона “Блэкберн Роверс”. На “Мэйнор Граунд” “красные” показали свой лучший футбол в том сезоне, добыв победу со счетом 2:0. В следующем раунде команде противостоял “Вест Бромвич”, но после домашней ничьи, на выезде “дрозды” благодаря единственному голу выбили лондонцев из турнира.
 
Постепенно дела у клуба пошли кверху. Регулярная посещаемость в 6 000 зрителей позволила “Арсеналу” стать самым популярным клубом Второго Дивизиона и, как следствие, весьма улучшила шаткое финансовое положение.
 
В следующем сезоне “Арсенал” достиг своего максимального результата, завершив его в девяти очках от выхода в Первый Дивизион. Выше финишировали только “Вест Бромвич Альбион”, “Миддлсбро” и “Престон Норт Энд”. В Кубке была зафиксирована домашняя ничья с “Лутоном”, после чего в Пламстэде “Ньюкасл” обыграл “красных” со счетом 2:0.
 
В сезоне 1902/03 команда уже была одной из лидеров дивизиона, но на финише пришла третьей, всего в трех очках позади “Бирмингем Сити” и путевки в Первый Дивизион. “Манчестер Сити” выиграл то первенство. “Вулвич” обошел на четыре очка “Бристоль Сити” и таким образом показал лучший результат среди команд юга Англии (“Манчестер Юнайтед” занял пятое место).
 
Тяжелая ничья в матче с “Брентфордом” в гостях и уверенная победа дома со счетом 5:0 позволили “Арсеналу” в Кубке встретится с “Шеффилд Юнайтед”, финишировавшему в Первом Дивизионе на четвертом месте. Но конкурировать с таким грозным оппонентом “красные” не смогли. На родном “Мэйнор Граунд” при кошмарных погодных условиях (видимость не позволяла голкиперам видеть не только друг друга, но и лайнсменов) хозяева уступили 1:3. Но количество болельщиков клуба росло, и на матче против “Шеффилда” присутствовало более 25 000 человек, что принесло прибыль в тысячу фунтов. Тот случай стал первым в истории “Арсенала”, когда один матч принес 4-значную сумму.    
 
 
Глава 12
 
Повышение в классе
 
Сезон 1903/04
 
В сезоне 1903/04 “Вулвич Арсенал” достиг того, что еще несколько лет назад казалось абсолютно невозможным - стал первым клубом с юга Англии, получившим право выступать в Первом Дивизионе Футбольной Лиги. В те годы за командой постепенно стало закрепляться прозвище “канониры”, родившееся в результате трагично известной англо-бурской войны. 
 
В последнем матче сезона “канонирам” было необходимо набрать хотя бы одно очко, чтобы получить повышение в классе, и безголевая ничья в домашней игре против “Порт Вейл” подарила “Арсеналу” долгожданную путевку в высший дивизион. Лондонцы набрали 49 очков, всего на 1 балл меньше могущественного “Престон Норт Энда” и настолько же больше, чем “Манчестер Юнайтед” (что означало, что “МЮ” остается во Втором Дивизионе). В 36 матчах “канониры” одержали 21 победу при 6 поражениях и заняли вотрое место.
 
Основой успеха того сезона стало выдающееся выступление команды на “Мэйнор Граунд”. Подумать только - разница мячей в родных стенах составила 67 к 5! На глазах родной публики “Арсенал” не уступил ни разу, и лишь в последних двух матчах футболисты из Вулвича позволили соперникам увезти ничью. “Бартон Юнайтед” и “Лестер Фоссе” были разбиты 8:0. На выезде команда была менее успешна - всего 6 побед при разнице мячей 24-17. Это был лучший сезон команды с момента основания.
 
Джимми Эшкрофт отыграл сезон “от звонка до звонка”. Среди остальных героев можно отметить Арчи Кросса, капитана Джимми Джексона, Джона Дика, любителя Перси Сэндса, школьного учителя Вулвича, рассудительного левого крайка Родди МакЭшрейна из Инвернесса, Томми Брирклиффа, перебравшегося из “Блэкберн Роверс”, Джона Коулмена, центрфорварда Билла Гуинга и Билла Линворда, пришедшего из “Вест Хэма”.
 
Особенно стоит отметить вклад в успех команды Томми Шенкса, лучшего бомбардира клуба и Лиги. Томми наколотил 24 гола, установив рекорд клуба, который был побит лишь в сезоне 1934/35 Тэдом Дрейком, и Ронни Руком в 1947/48.
 
Успеху “Арсенала” во Втором Дивизионе сопутствовало и некоторое продвижение в Кубке Англии. “Бристоль Роверс” был обыгран лишь с третьей попытки на “Уайт Харт Лейн” с минимальным счетом 1:0. Далее на “Мэйнор Граунд” с аналогичным результатом была одержана победа над “Фулхэмом”. Но во втором раунде “Манчестер Сити” без особого труда одолел “Арсенал” в его родных стенах 2:0.
 
Руководство клуба прекрасно осознавало перспективы увеличения посещаемости с повышением в ранге, и было принято решение увеличить вместимость “Мэйнор Граунд”. В 1904 году были построены огромные крутые террасы с западной и южной сторон поля с основной целью воспрепятствовать смельчакам, наблюдавшим за ходом игры бесплатно расположившись на канализационной трубе. Модернизация стадиона позволила “Арсеналу” принимать одновременно более 25 000 зрителей, хотя толпы под 30 000 человек были замечены на “Мэйнор Граунд” и ранее.
 
Новые земляные террасы напоминали многим из солдат (которые составляли около половины всех болельщиков команды) Спайон Коп, трагично известный холм в Натале, на котором во время бурской войны в кровавой битве в собственных траншеях полегли сотни британских солдат. Одна из новых трибун, представлявшая не что иное, как огромную земляную насыпь, получила среди местных зрителей название “Коп” именно в честь того самого африканского холма. Позже многие из трибун английских футбольных клубов были названы также, но самой известной до наших дней осталась трибуна “Энфилда”.
 
В том успешном сезоне “Вулвич Арсенал” задействовал 20 футболистов, всего 2 из которых были в команде до прихода на рулевой мостик Гарри Брэдшоу. Гарри вывел команду в футбольную элиту Англии, поэтому его внезапный уход из клуба в апреле 1904 года, еще до начала первенства в Первом Дивизионе, стал настоящей сенсацией. Брэдшоу променял Пламстэд на существенную прибавку к зарплате, которую ему пообещали владельцы “Фулхэма”, выступавшего в Первом Дивизионе Южной Лиги.
 
За 5 лет в Вулвиче Гарри удалось поднять клуб из пучины банкротства до формирования успешной команды, добившейся права играть в Первом Дивизионе. Он скурпулезно формировал костяк команды, совершенствуя умения своих футболистов, а как следствие - улучшались результаты клуба и поддержка со стороны болельщиков. Брэдшоу подписал таких исполнителей как Родди МакЭшрейн, а также сформировал полноценную атакующую линию из Тома Брирклиффа, Джона Коулмена, Билла Гуинга, Тома Шенкса и Билла Линворда.
 
В первые годы руководства командой Брэдшоу (в 1901) “Тоттенхэм” стал победителем Кубка Англии и первым клубом не входящим в состав Лиги, достигшим подобного успеха. Около 20 000 человек приветствовали триумфаторов на улицах Лондона, в то время как “Арсенал” пытался сделать все, чтобы выбраться из удручающего финансового положения.
 
На протяжении первых девяти сезонов в высшем дивизионе, команда построенная Брэдшоу, не могла подняться выше 6-го места. Всего однажды в промежутке между 1904 и 1913 годами “Арсеналу” удалось выиграть за сезон больше матчей, чем проиграть.
 
Сыновья Брэдшоу - Вилльям и Джозеф - также были в свое время игроками “Вулвич Арсенала”, но последовали за отцом на “Крейвен Коттедж”. Джо даже сменил отца на посту менеджера “Фулхэма” несколькими годами спустя. За 2 сезона у руля “Фулхэма” Гарри привел свой новый клуб к двум чемпионским титулам в Южной Лиге и выходу во Второй Дивизион Футбольной Лиги в сезоне 1907/08. В дебютном сезоне в Лиге “Фулхэм” занял 4 место, не добрав всего 3 очка до зоны повышения, и добрался до полуфинала Кубка Англии.
 
В 1905 году Гарри, воодушевленный постройкой “Стемфорд Бридж”, решил усовершенствовать трибуны “Крейвен Коттедж”, воздвигнув временные трибуны, известные как “Рэббит Хатч Стэнд”.
 
Тем не менее, роль Гарри, как и всех его коллег того времени, была в основном административной. Изо дня в день тренеры работали с игроками, но до того момента, пока в футболе не появилась стратегия как таковая, не было специалиста, который разрабатывал бы тактику на матч и строил игру своих футболистов в соответствии с ней. Импровизация и элементарное построение команды, обычно основанное на военных моделях, исходили в основном от самих футболистов, руководствовавшихся подсказками тренеров и менеджеров относительно позиции и поведения на поле. Но тот подбор игроков, который был у Брэдшоу на “Мэйнор Граунд” и “Крейвен Коттедж” показывал, что Гарри прекрасно чувствовал в каком сочетании исполнителей должна играть команда.
 
У руля “Фулхэма” Брэдшоу продолжил трансферную политику, которую проповедовал в “Арсенале”. Гарри искал шотландских парней, обладающих хорошим контролем мяча, дриблингом и чувством паса. За 5 лет на “Крейвен Коттедж” он задействовал 69 футболистов. В сезоне 1908/09 “Фулхэм” не показал тех результатов, которых ждали от команды, и Гарри решил оставить свой пост, перебравшись на должность секретаря Южной Лиги, которую занимал вплоть до 1921 года. В сентябре 1924-го Брэдшоу ушел из жизни, навсегда записав свое имя в качестве одного из самых выдающихся менеджеров “Арсенала” в истории. 
 
 
 
 
 
Глава 13
 
“Канониры” из высшего дивизиона
 
Сезон 1904/1905
 
На место покинувшего “Арсенал” Гарри Брэдшоу был назначен Фил Келсо, который стал первым менеджером команды в высших английских дивизионах. Родившийся в 1871 году в Ларгсе на Фирт-оф-Клайд, Келсо был жестким, твердым, прагматичным шотландцем. На протяжении многих лет его имя неразрывно ассоциировалось с ФК “Хайберниан” и было одним из самых известных в шотландском футболе. Будучи строгим и часто вспыльчивым, Келсо всегда держал дистанцию с игроками, которыми руководил. Своей первостепенной задачей он считал усиление атакующей линии “Арсенала”, для чего и были подписаны Чарли Саттертвейт, Том Фитчи и Боб Темплтон, а позднее Билл Гарбатт и Берт Фримэн.
 
Саттертвейт, чей  младший (на 8 лет) брат также выступал за “Вулвич Арсенал” в 1907 году на позиции левого инсайда, был популярен среди болельщиков “канониров”. Его удары по воротам, за которыми стояла мощь стокиллограмового веса, запоминались надолго. Однажды он сломал штангу одним из своих пушечных выстрелов, а в матче против “Шеффилд Юнайтед” мяч после его удара с 25 ярдов попал в перекладину ворот “клинков”, отскочил, вырубив попутно потерявшего сознание вратаря, и все же в итоге срикошетил в ворота. Келсо также укрепил защитные порядки крайними оборонцами из Шотландии - Арчи Греем и Джимом Шарпом (как и менеджеры “Арсенала” будущих лет, Фил отдавал предпочтение игрокам со своей родины). Джим Бучан, Джим Бигден и Джон Хантер также пополнили получивший повышение в классе “Арсенал”.
 
Келсо пришел в клуб, который, казалось, имел будущее. Дебютный сезон в Первом Дивизионе, конечно же, стал главным достижением “Вулвич Арсенала” на тот момент. В первое время посещаемость домашних матчей достигала отметки в 25 000 человек, что очень радовало владельцев сезонных абонементных (в какой-то момент “Арсенал” имел больше держателей сезонных абонементов, чем какой-либо другой клуб в Англии).
 
Первая игра сезона для “Арсенала” состоялась на “Сэйнт Джеймс Парк”. “Ньюкасл” к тому времени уже как следует освоился в Первом Дивизионе. “Сороки” завоевали право выступать в топ-эшелоне еще в 1898 году, и в апреле 1905 года им предстояло завоевать свой первый чемпионский титул. В составе хозяев в игре против “канониров” дебютировал Билл МакКракен, игрок сборной Ирландии, позднее получивший плохую известность за использование офсайдной ловушки. На флангах у “сорок” играли Джеки Рузерфорд и Боб Темплтон, оба игрока впоследствии будут выступать за “Вулвич Арсенал” (хотя и не в одно и то же время).
 
В первые 45 минут матча гости демонстрировали неплохой футбол, и некоторое время казалось, что матч будет проходить в равной борьбе. Но “Арсенал” не воспользовался возможностями, которые создал в начале игры. Стартовое давление возимело свои негативные последствия на действиях лондонцев. Гости стали выдыхаться, и постепенно “сороки” стали полностью контролировать ход игры, показывая удивительно хороший для первого матча сезона футбол. Благодаря Рузерфорду, незадолго до свистка на перерыв забившему мяч непосредственно ударом с углового, хозяева ушли в раздевалку ведя в счете 1:0. Во втором тайме Рон Орр отличился после штрафного в исполнении Темплтона. Он же забил еще один гол, сделав победу “Ньюкасла” убедительной.
 
 
“Ньюкасл Юнайтед”: Чарли Уоттс, Билл МакКракен, Энди МакКомби, Алек Гарднер, Энди Эйткен, Джек Карр, Джеки Рузерфорд, Джим Хоуи, Билл Эпплйард, Рон Орр, Боб Темплтон.
 
“Вулвич Арсенал”: Джим Эшкрофт, Арчи Грей, Джим Джексон, Джон Дик, Джим Бучан, Джим Бигден, Том Брирклифф, Джон Коулман, Билл Гуинг, Джон Хантер, Чарли Саттертвейт.
 
Первая победа “Арсенала” в элите английского футбола состоялась 24 сентября 1904 года на “Мэйнор Граунд”. “Вулверхэмтон Уондерерс” были обыграны со счетом 2:0, а Саттертвейт и Коулман стали первыми “канонирами” отличившимися в матче Первого Дивизиона. Хотя команда из Вулвича финишировала во второй части турнирной таблицы (10-е место из 18), 12 одержанных побед позволили чувствовать себя вполне уверенно и не опасаться вылета.
 
Участие в Кубке Англии снова принесло разочарование. В двух встречах с “Бристоль Сити” единственный пропущенный гол выбил “Арсенал” из соревнования.
 
Однако одной из самых запоминающихся игр на “Мэйнор Граунд” в том сезоне стала первая международная встреча “Арсенала”. Руководство клуба понимало, что соперничество между командами разных стран привлечет на стадион большое количество зрителей, так что в Пламстэд была приглашена сборная парижских клубов.
 
Скорее всего, гостям не сильно понравилась лондонская погода, да и футбольные таланты приехавших французов, судя по всему, оставляли желать лучшего. Более того - гости прибыли в неполном составе, и Титус Ходж, резервный игрок “Арсенала”, был вынужден сыграть за французскую команду, чтобы встреча вообще состоялась.
 
Матч состоялся во влажный полдень 5 декабря 1904 года перед аудиторией в примерно 3 000 человек. “Канониры” распечатали ворота соперника 26 раз, в то время как парижане сумели ответить единственным голом (его забил Ходж, защита хозяев расступилась и пропустила его к воротам). Дэйли Экспресс сообщила о матче следующее: “Футбол, который был вчера показан в Пламстэде, хотя и выглядит занимательно, не служит ничему хорошему, а только напоминает нашим друзьям по ту сторону Канала, что им предстоит многому научиться, прежде чем они смогут соревноваться с нашими лучшими клубами входящими в Ассоциацию… Подобный фарс редко можно наблюдать на полях Англии, и мы надеемся, что в будущих подобных встречах его постараются избежать. Любая из наших школьных команд нанесла бы вчерашним парижским гостям поражение”.
 
Сезон 1905/1906
 
Сезон 1905/1906 начался для “Арсенала” удачно - дома со счетом 3:1 был обыгран “Ливерпуль”, команда, выигравшая тот розыгрыш чемпионата страны. Но после “канониры” одержали всего три победы до самого Рождества, когда, впервые вышедший на позиции центрфорварда Энди Дукат, отметил дебют за “Вулвич Арсенал” хет-триком в ворота “Ньюкасл Юнайтед”. Невероятно печально, но, как и в случае со многими ровесниками Энди, его лучшие игровые годы пришлись на период Первой Мировой Войны.
 
“Арсеналу” наконец-то удалось совершить прорыв в Кубке Англии, в котором впервые за 20 лет существования клуба, был преодолен рубеж второго раунда. Дорога до полуфинала была сложной: “Вест Хэм” был побежден в восточном Лондоне после ничьей на “Мэйнор Граунд”, “Уотфорду” было нанесено поражение со счетом 3:0, “Сандерленд”, 4-кратный чемпион Лиги, был разгромлен 5:0, потрясающий по тем временам результат.
 
Родившийся в Пламстэде Чарли Бучан, бессмертный “канонир” будущих времен позднее писал, что продал один из школьных учебников для того, чтобы заплатить за билет на тот матч с “Сандерлендом”, за что получил серьезную трепку. Тогда, находясь в 30-тысячной толпе на “Мэйнор Граунд”, он не мог даже подозревать, что наблюдал за игрой двух клубов, которые в будущем сделают из него футбольную звезду.
 
Четвертьфинал свел “Арсенал” с “Манчестер Юнайтед” на Бэнк Стрит. Победа со счетом 3:2 свела лондонцев с “Ньюкасл Юнайтед” на стадионе “Сток Виктория Граунд” (это поле было домашним для “Сток Сити” с 1878 года и продолжало оставаться таковым рекордные 119 лет; ни один из английских клубов не оставался на одной арене так долго).
 
Между 1905 и 1911 годами могучие “сороки” пять раз выходили в финал Кубка Англии. “Арсенал” выставил на матч одну из лучших линий нападения за всю свою историю, и в начале игры Берт Фримэн, игравший на позиции центрфоварда, попал в перекладину. Но, пропустив по голу от великого Колина Вейтча и Джимми Хоуи, “канониры” потерпели поражение со счетом 2:0. В 35-й финал Кубка Анлии вышел “Ньюкасл”.
 
В финале победу на поле “Кристал Пэлас” перед 75 609 болельщиками (в первый раз) одержал “Эвертон”. Сэнди Янг, позднее выступавший за “шпор”, забил единственный гол в матче на 75-й минуте и отправил разочарованный “Ньюкасл” домой ни с чем.
 
Оба крайних “Арсенала” в будущем получили вызовы в национальные сборные. Правый хавбек Билл Гарбатт получил вызов в сборную Англии уже после перехода в “Блэкберн Роверс”, а капризный шотландец Бобби Темплтон, барражировавший слева, вызывался в сборную, выступая за “Астон Виллу” и “Ньюкасл”. Реактивный защитник, Боб, работавший в повседневной жизни парикмахером, умел сильно закручивать мяч, что в те дни было редким навыком. К несчастью, его чаще вспоминают в связи с трагедией на “Айброкс” в 1902 году. Во время проходившей там игры между Шотландией и Англией Темплтон начал один из своих фирменных головокружительных проходов по флангу. Огромная толпа людей с той стороны поля подалась вперед, чтобы не пропустить зрелище, и это движение привело к тому, что деревянное основание трибуны пошатнулось и в итоге сломалось. 25 человек погибло в результате падения с деревянной конструкции.
 
“Вулвич Арсенал” полагался на игру Берта Фримана в течение пары лет, но, как и многие хорошие игроки прошедшие через ряды команды из южного Лондона, вскоре он был продан.
 
За пределами футбольного поля многие “канониры” имели репутацию завзятых гуляк  Пламстэда. К примеру, Темплтон и Билл Гуинг часто были заводилами песнопений в местных злачных заведениях, их также было нетрудно уговорить станцевать на барной стойке. Кентиш Индепендент однажды к удивлению многих засвидетельствовала, что парочка убедила мэра Вулвича присоединиться к ним в теплом совместном исполнении хорошо знакомого в те времена отрывка из мюзик-холла “Футбол – это для меня”. Один из журналистов (перефразировав строчки одного из стихов) писал о Темплтоне, темпераментном, непредсказуемом игроке, бывало пропускавшем одну-другую тренировку: “Когда он хорош, он очень хорош, когда он плох, он ужасен”.
 
“Арсенал” закончил свой второй сезон выступлений в элите английского футбола на скромном 12-м месте. И, хотя “Бристоль Сити” победил во Втором Дивизионе, ни один из южных клубов Англии не мог сравниться с “Арсеналом” в мастерстве.
 
Во главе лиги
 
Как почти всегда и происходит, поддержка клуба со стороны зрителей напрямую зависит от его результатов. В сезоне 1906/07 “Арсенал” набрал 15 очков в первых девяти играх и стал первым южным клубом когда-либо возглавлявшим турнирную таблицу Первого Дивизиона.
 
В Кубке Англии во второй раз подряд “канониры” дошли до стадии полуфинала. Их путь в четверку лучших был таким же сложным, как и в прошлом году. Победы над “Гримсби”, “Бристоль Сити” (занимавшим на тот момент второе место в чемпионате), “Бристоль Роверс” и “Барнсли” вывели лондонцев на игру с мощным “Шеффилд Уэнсдей” на “Сэйнт Эндрюс”. В тот день одним из форвардов “Уэнсдей” был Гарри Чепмен, брат Герберта, великого менеджера “Арсенала” тридцатых годов.
 
Парни из Вулвича вышли вперед уже на исходе десяти минут игры - Гарбатт забил головой с навеса Саттертвейта. Но затем случилась катастрофа: вратарь “канониров” Эшкрофт на выходе из штрафной столкнулся с центрфорвардом Дейвом Уилсоном, пытаясь подобрать мяч (в то время голкиперам разрешалось брать мяч в руки на своей половине поля; только в 1912 году Футбольная Ассоциация ужесточила вратарские права, ограничив их действия руками собственной штрафной). Эшкрофт получил серьезное повреждение, а с последующего штрафного, который необъяснимым образом был назначен судьей Джеком Хоукрофтом (чей брат Гарри играл за “Болтон Уондерерс”), “Уэнсдей” сравнял счет.
 
Данный инцидент изменил характер игры. “Уэнсдей” забил еще два мяча и вышел в финал, где встретился с “Эвертоном”, в то время как “Арсеналу” пришлось ждать еще 20 лет до следующего попадания в полуфинал кубка (в котором они победили “Саутгемптон” со счетом 2:1 на “Стэмфорд Бридж”; финал на “Уэмбли” с “Кардиффом” “канониры” проиграли, пропустив единственный мяч в той игре).
 
“Эвертон” собирался выиграть второй Кубок подряд, но 84 584 зрителя на 21-й минуте стали свидетелями того, как усилиями Джимми Стюарта вперед вышел “Шеффилд”. Джек Шарп за 7 минут до перерыва забил за “ирисок” и сравнял счет, но Джордж Симпсон отличился на последней минуте матча и помешал “Эвертону” стать второй командой, сумевшей удержать у себя Кубок (в 1891 году это удалось сделать  “Блэкберн Роверс”). Для “Уэнсдей” это была вторая победа в финале, первая случилась в 1896 году над “Вулверхэмптон Уондерерс” со счетом 2:1.
 
В конце сезона 1906/1907 парни из Пламстэда отправились в 16-дневный тур по Европе, в котором сыграли 8 матчей и не выиграли всего один из них. Это было первое путешествие “канониров” за пределы Англии. Сборная Бельгии были побеждена в Брюсселе 2:1, команда из Гааги проиграла со счетом 3:6, “Преуссен” из земли Пруссия был разгромлен в Берлине 9:1, а двухматчевое противостояние с СК “Славия ИПС” закончилось победами 7:5 и 4:2. Тур закончился парой игр против “Будапешта”, которые принесли “канонирам” победу 9:0 и ничью 2:2.
 
Тот сезон стал очень успешным для “красных”, и многие надеялись, что он послужит основой будущих достижений. Финиш на седьмом месте в Первом Дивизионе также был улучшением результатов, да и сама команда радовала поклонников хорошо организованной игрой. Резерв клуба выиграл Лондонскую Лигу и Южно-Восточную Лигу. Джон “Тим” Коулман выступал на позиции правого инсайда за сборную Англии, а фулбек Джимми Шарп, капитан сборной Шотландии в 1904 году, дважды представлял свою страну (поражение от Уэльса со счетом 1:0 на “Рейскурс Граунд” в Рексхеме 4-го марта и ничья со сборной Англии на “Сэйнт Джеймс Парк” 1:1 6 апреля).
 
Тем не менее, на юге Англии в том сезоне появилась более мощная сила. Вернувшийся в высший дивизион “Бристоль Сити”, сходу занял второе место вслед за “Ньюкаслом”.
 
 
 
 
 
Глава 14
 
Тревожные времена
 
Сезон 1907/08
 
Когда в сентябре 1907 года “Мэйнор Граунд” распахнул свои ворота для зрителей впервые в новом сезоне, с клубом связывали большие надежды. Но стартовая ничья в домашних стенах с “Ноттс Каунти”, последовавшие за ней три поражения кряду и всего одна победа в первых семи турах показали, что надеяться особо не на что. Вследствие плохих результатов начала уменьшаться посещаемость, а с ней к “Вулвич Арсеналу” стали возвращаться былые проблемы.
 
О неудачах на некоторое время позабыли лишь 7 ноября 1907 года, в день рождения короля Эдварда VII. Сие торжественное мероприятие праздновали и на территории королевских оружейных заводов, рабочие которых удостоились права на дополнительный выходной день. В тот день состоялось первое в истории лондонское дерби в рамках элитного эшелона - “Арсенал” отправился в гости к “Челси” на “Стемфорд Бридж”. “Канониры” одержали победу 2:1 на глазах у 65 000 зрителей.
 
Вулвич продолжал оставаться неудобным для посещения местом, в то время как в Лондоне появлялись другие сильные клубы. Для столичного зрителя намного легче было добраться до пополнившего Первый Дивизион стадиона “Челси”, который к тому же тратил большие средства на усиление состава. Помимо “пенсионеров” и “канониров” Лондон наполнялся и другими крепкими командами, включенными в расширенную Южную Лигу.
 
Поддержка со стороны болельщиков и финансовое положение “Арсенала” не были настолько стабильными, чтобы компенсировать плохие игровые показатели команды. Из Кубка Англии “канониры” вылетели еще в первом раунде - после домашней ничьи с “Халлом” последовал длительный вояж в Йоркшир и поражение 1:4. Неудовлетворительная игра команды на всех фронтах вынудила Фила Келсо оставить свой пост в 1908 году. Стало очевидно, что менеджерские способности Келсо уступают его предшественнику. Фил вернулся на родину, где стал управляющим отеля в Ларгсе. Но уже через год довольно неожиданно он пошел по стопам Брэдшоу и возглавил “Фулхэм”. Весьма занимательный факт состоит в том, что 9 из первых 14 менеджеров клуба из “Крейвен Коттедж” ранее выступали или тренировали “Вулвич Арсенал”.
 
Подобно Брэдшоу, Келсо также являлся администратором по натуре и ранее никогда не играл в футбол на профессиональном уровне (единственный случай, когда Фила видели в качестве игрока, состоялся в военное время, когда в возрасте 47 лет он вышел на поле за “Фулхэм”). На новом месте Келсо столкнулся с финансовыми проблемами, и самым запоминающимся событием его пребывания в “Фулхэме” стала победа в последнем матче Фила у руля команды, которая позволила клубу сохранить прописку во Втором Дивизионе. Тем не менее, Филу удалось совершить несколько удачных трансферов, в которых он делал акцент на поиске шотландцев, обладающих дриблингом и креативной жилкой. Но добиться осязаемых успехов его командам так и не удалось. 
 
В подходе к игрокам Келсо был очень строг, настаивая на жесткой дисциплине и запрете курения и алкоголя. Он требовал, чтобы игроки проживали в Лондоне или около него, но в ночь перед матчем собирал своих подопечных подальше от центра во избежание нарушения режима. Из-за столь строгих условий некоторые члены команды покинули клуб.
 
Фил Келсо руководил “Фулхэмом” вплоть до 1924 года, став единственным менеджером в истории клуба, кто продержался на своем посту 15 лет (за исключением 4 военных лет, когда первенство не проводилось). Его последние годы на “Крейвен Коттедж” были омрачены скандалом со взятками. В 53 он завязал с футболом, но остался в районе Фулхэм. Прекрасный игрок в гольф и боулинг, Келсо скончался в феврале 1935 года, успев поработать президентом Футбольной Лиги Менеджеров и Ассоциации Секретарей.
 
Моррелл  на “Мэйнор”
 
Келсо сменил Джордж Моррелл, ставший пятым менеджером “Арсенала” за последнее десятилетие. Он прибыл в Пламстэд, когда клуб находился на пороге одного из самых критических моментов своей истории.
 
Крепко сложенный уроженец Глазго, родившийся в 1873-м, Джордж начал карьеру менеджера в раннем возрасте, войдя в состав комитета юношеского клуба родного города “Гленюр Атлетик”. Он исполнял обязанности секретаря, управляющего и президента клуба, попутно время от времени выходя на поле в качестве игрока. Позже Джордж перебрался в “Глазго Рейнджерс”, который в то время боролся за выживание, и за 2-3 года работы сумел существенно поправить клубные дела.
 
В 1905-м Моррелл некоторое время практиковался в качестве рефери, но сумел пройти отбор из 85 претендентов, получив должность менеджера в “Гринок Мортон”, клубе, находившемся в большой долговой яме. Джордж помог “гордости Клайда” воспрянуть духом, под его руководством команда пробилась в Первый Дивизион чемпионата Шотландии. 
 
Придя в “Вулвич Арсенал” в феврале 1908 года, Моррелл вновь столкнулся с прежними проблемами - слабой поддержкой со стороны болельщиков и финансовыми трудностями. Но именно благодаря своим умелым действиям в подобных критических ситуациях и прославился Джордж. Ведь он буквально в одиночку поднял с колен два футбольных клуба Шотландии, так почему бы не провернуть тоже самое и с “Арсеналом”?!
 
Первоначальной задачей, стоящей перед Морреллом, было улучшение результатов команды. Но клуб дальше не мог тянуть свою зарплатную ведомость. На протяжении сезона 1907/08 домашние матчи “Арсенала” в среднем посещало около 10 000 человек, в то время как на “Стемфорд Бридж”, обладавший более выгодным географическим расположением и лучшим полем, приходило втрое больше людей. Моррелл был вынужден сократить расходы клуба и расстаться с его лучшими игроками. На протяжении нескольких месяцев Вулвич покинули Джон Коулман, Берт Фримэн, Питер Кайл, Джимми Шарп, Джимми Эшкрофт и Билли Гарбутт (Гарбутт ушел из Вулвича в “Блэкберн Роверс”, после чего начал тренерскую карьеру и в 1914 году возглавил “Дженоа”, а годом спустя привел команду к чемпионству. В 1927-м Билл уже был в Риме, а двумя сезонами позже стал у руля “Наполи”. В 1935 году он тренировал чемпиона Испании “Атлетик” из Бильбао, но гражданская война заставила Гарбутта вернуться в Италию. Берт Фримэн из Пламстэда отправился в “Эвертон”, где с 1908 по 1913 трижды становился лучшим снайпером Лиги. В 1914 году Берт завоевал с “Бернли” золотые медали Кубка Англии, забив единственный гол в финальном матче в ворота “Ливерпуля”). 
 
Сезон “Вулвич Арсенал” закончил на 14-м месте, очутившись ниже своих новых соседей-соперников из “Челси”. Безусловно, результаты, которые показала команда, были неудовлетворительными. Морреллу кровь из носу нужно было поправлять дела, дабы не допустить исчезновения клуба.
 
Первый полноценный сезон на посту менеджера “Вулвич Арсенала” начался для Джорджа Моррелла 2 сентября 1908 года. Дебютная предматчевая программка нового сезона гласила: “Мы возвращаемся... и болельщики “Арсенала” возлагают серьезные надежды на будущий сезон, в который команда вступает с большим количеством никому неизвестных игроков. Безусловно “красные” будут выглядеть несколько странно без Эшкрофта, Шарпа, Коулмана, Фримэна, Кайла и Гарбутта, но мы верим, что им на смену придут достойные исполнители и с нетерпением ожидаем успешного сезона. Мы лишились такого прекрасного защитника, как Шарп, но надеемся, что приобрели достойного его преемника в лице Джозефа Шоу”.
 
Учитывая невероятные кадровые потери и финансовые неурядицы, “Арсеналу” удалось добиться удивительного результата. “Канониры” финишировали на шестом месте, вернув себе звание лучшего клуба юга Англии (“Челси” занял 11-ю позицию).
 
Пожалуй, лучшим игроком “Арсенала” до переезда на “Хайбери” можно считать правого полузащитника Энди Дуката, который по-настоящему расцвел в том сезоне и послужил главной движущей силой успеха своей команды. В своем дебютном поединке за “канониров” в 1905 году креативный хавбек записал на свой счет хет-трик. В свои юные 23 года Энди сыграл все три матча в составе сборной Англии образца сезона 1909/10. Всего за 11 лет он призывался под английские знамена 6 раз (в те времена национальные сборные играли максимум три раза в году, а футболисты, которым было менее 25 лет считались слишком юными для столь важных поединков). Энди перебрался в “Астон Виллу” в 1912 году за 1 500 фунтов. Помимо футбола Дукат профессионально играл в крикет.
 
В Кубке Англии “канониры” сломили сопротивление “Кройдон Коммон” лишь в переигровке. На матч следующего раунда в феврале 1909 года против “Миллуолл Атлетик” на “Мэйнор Граунд” собралась толпа из 32 000 зрителей. Кентиш Меркури сообщала, что болельщики “львов” всеми мыслимыми и немыслимыми способами и средствами передвижения добирались до Пламстэда. Специально к матчу были запущены внеплановые рейсы поездов, трамваем, автобусов и пароходов.
 
На то время к “Мэйнор Граунд” по-прежнему не было прямого транспортного пути, даже несмотря на то, что стадион “Арсенала” находился прямо около железнодорожной станции. Поезда в те годы ходили нерегулярно и не являлись надежным средством передвижения. Тот матч закончился вничью 1:1, а четырьмя днями спустя в переигровке на родном поле “Миллуолл” оказался сильнее, забив единственный мяч.
 
Сезон 1909/10
 
В сезоне 1909/10 “Арсенал” одержал свою первую победу лишь в 6-м туре, одолев на “Мэйнор Граунд” соседей из “Челси” 3:2. Но до следующего домашнего успеха против “Эвертона” (1:0) “канониры” четырежды огорчали собственных болельщиков. Команда Моррелла безнадежно скатывалась вниз турнирной таблицы, и лишь выигрыш 1:0 у чемпиона того сезона “Астон Виллы” 11 апреля 1910 года (тот матч начался еще в сентябре 1909-го, но был прерван на 80-й минуте и позже переигран) позволил “красным” удержаться в Первом Дивизионе. Неудачниками оказался “Челси”, уступивший соседям всего 2 очка и “Болтон”.
 
В том сезоне в первом Дивизионе впервые после повышения играл “Тоттенхэм”. Несмотря на итоговое 15 место “шпоры” показали лучший результат среди команд юга Англии. В противостоянии с “Тоттенхэмом” “Арсенал” взял три очка из четырех возможных, одержав победу 1:0 в декабре на “Мэйнор Граунд” в дебютном дерби в рамках Лиги.
 
Во втором раунде Кубка страны на “Гудисон Парк” “красные” потерпели сокрушительное поражение 0:5, заставившее поклонников клуба даже забыть проигрыш 0:3 “Уотфорду” в предыдущем розыгрыше трофея.
 
Игра команды потеряла свою мощь и становилась все более медленной. В том сезоне защитник клуба Джо Шоу, отдавший “Арсеналу” 15 лет своей карьеры, стал ассистентом менеджера.
 
Провальный сезон означал продолжение распродажи ведущих игроков, начатой в 1908-м. Команду покинул ее основной голкипер Эшкрофт, а на “Мэйнор Граунд” собиралось все меньше зрителей. К 1910 году “Арсенал” имел долги в 3 000 фунтов и стоял на краю банкротства и продажи клуба.
 
 
 
 
Глава 15
 
Сэр Генри Норрис
 
В течение 1910 года “Вулвич Арсенал” перешел на управление на добровольных началах. Долг клуба составлял 12 500 фунтов. Управляющий команды Мистер Брэннан должен был продать активы, чтобы рассчитаться с кредиторами (несмотря на то, что единственным активом, который представлял какую-либо ценность был “Мэйнор Граунд”). Брэннан продал все консорциуму мелких бизнесменов, возглавляемых Джорджем Леви, который многие годы был связан с “Вулвич Арсеналом”. Он не занимал никаких постов в клубе, но часто помогал ему за свой личный счет.
 
В мае, движимые желанием сохранить “Арсенал”, члены консорциума выставили активы на продажу. Большинство было приобретено Вильямом Холлом и Генри Норрисом, получивших контрольный пакет акций в 37.5% (240 штук). Это приобретение стало началом пути клуба к “Хайбери”.
 
Среди других крупных акционеров был и сам Леви, который также приобрел 100 акций “Арсенала”, принадлежавших “Тоттенхэм Хотспур”. По имеющимся сообщениям, он приобрел такое же количество акций, выставленных клубом на продажу перед началом нового футбольного сезона. Стоит отметить, что среди держателей ценных бумаг не оказалось никого из основателей клуба. Таким образом, связь между “Арсеналом” и клубом, который в 1886 году зародился на Дайал Сквер, была потеряна по коммерческим соображениям.
 
Итак, начиная где-то с 1910 года, история “Арсенала” развивалась в основном благодаря событиям вне футбольного поля. К тому же все начало крутиться вокруг персоны Генри Норриса, который, в то время как клуб из Вулвича делал свои первые шаги в Футбольной Лиге, был президентом “Фулхэма” и вкладывал значительные средства в строительство “Крейвен Коттэдж”.
 
Генри Норрис, родившийся в 1865 году, к началу ХХ века стал одной из самых влиятельных фигур в английском футболе. Некоторые считали его типичным негодяем и описывали как деспотичного, холодного как лед и крепкого как кремень человека. В современном мире подобными чертами характера обладают Терри Браун, Роберт Максвелл, Кен Бейтс и Дуг Эллис. Кто-то, быть может, сравнил бы Норриса с Романом Абрамовичем, которого можно назвать первым “Футбольным Царем”. Есть мнение, что его вмешательство в игру дало нам современное воплощение “Арсенала”, “Челси” и “Фулхэма”. В любом случае, Премьер Лигу можно рассматривать как часть наследства Генри Норриса.
 
Выросший в семье рабочих, Норрис всегда был амбициозен. Он учился в небольшой общеобразовательной школе, но сам отмечал: “Школа - это не мое”. Генри ненавидел авторитарность и лодырей. В 14 лет начал заниматься практикой в качестве адвоката небольшой фирмы. Но за изучением кипы статей он почувствовал, что нуждается в более динамичном занятии, и ушел в строительный бизнес. Генри научился привлекать к себе клиентов, с ним соглашались и его конкуренты, некоторые шли к нему с большой охотой, некоторые с меньшим желанием. Как успешный агент по недвижимости, Норрис приобрел славу человека, который поступал всегда по своему усмотрению. Один из его конкурентов однажды намекнул, что Норрис использует грязные методы для достижения успеха в бизнесе. Но затем Генри как-то заставил его замолчать, и уже никто и никогда не переходил ему дорогу.
 
В 1910 году Норрис выкупил часть акций “Арсенала”, чтобы стать во главе клуба на “Мэйнор Граунд”. Совет директоров принял его с распростертыми объятиями, они знали о его политической “дальновидности” и о том, как он невероятным образом смог вывести “Фулхэм” из Южной Лиги во Второй Дивизион всего за четыре года. Это породило слухи, что в клуб вливаются большие деньги, которые позволят “дачникам” встать на лидирующие позиции в английском футболе, но слухи так и остались слухами. Тем не менее, после того как Норрис стал председателем совета директоров, “Фулхэм” без сомнения быстро набрал вес в футболе. В сезоне 1902/03 “дачники” смогли пробиться в Первый Дивизион Южной Лиги, а клуб был преобразован в общество с ограниченной ответственностью. Во главе с Норрисом, команда становилась лучшей в Южной Лиге в 1906 и 1907 годах.
 
Одним из творцом успеха “Фулхэма”, был бывший менеджер “Арсенала” Гарри Брэдшоу, но все же основным толчком того успеха была работа Генри Норриса. На выборах в 1907 году “дачники” легко попали в число участников Футбольной Лиги с 28 голосами, заняв место “Бартон Юнайтед”.
 
Норрис сделал себе имя собственными силами, работая на юго-востоке Лондона на рынке недвижимости. Его компания “Аллен и Норрис” занималась строительством и банковским делом. Благодаря своим обширным связям Норрису удалось оказать существенную помощь при строительстве дорогостоящей станции метро Фулхэм. В этом районе он приложил руку ко многому, в том числе его компанией было построено более 2 000 домов.
 
Расширяя свой бизнес, Норрис занялся недвижимым имуществом. Его репутация росла, превратив Генри в весьма важную персону. По общему мнению, он аккумулировал знания и опыт людей, с которыми пересекался на пути своего обогащения. Пока он не допускал серьезных ошибок, его влияние росло, даже бюрократические припоны не могли помешать Норрису в достижении своих целей.
 
С 1909 года в течении семи лет Норрис был мэром Фулхэма, а в 1917-м был удостоен рыцарского звания. Генри также состоял в Консервативной партии, а в 1918 году стал членом парламента, где проработал до 1922 года.
 
Назвав Норриса “авторитарной личностью”, мы, возможно, не в полной мере откроем его характер. Бернард Джой, игравший за “Арсенал”, а в последствии ставший уважаемым журналистом, сказал о Норрисе, что тот был “настоящим диктатором” и на самом деле рассматривал футбол как бизнес. Стиль его управления был очень авторитарным, а сам он по большей части был страшным человеком. Худощавый, высотой более 180 сантиметров (что было очень много для того времени) и постоянно держащий во рту трубку (иногда даже незажженую). Он одевался как настоящий щегол – теплая полушинель и всегда наглаженная и накрахмаленная белая рубашка. Норриса никогда не видели без дорогой шляпы. Его чувство превосходства отражалось в манере носить пенсне, линзы которого были настолько толстыми, что иногда было трудно понять на кого же он смотрит. Генри носил длинные, как у моржа, усы, не принимал никакой критики, а к советам других относился как к личному оскорблению.
 
Но тем не менее в Англии были люди, к которым Норрис прислушивался. Через несколько лет он установит близкие отношения с футбольным руководством других клубов, в основном с президентом “Ливерпуля” Джоном МакКенной. Будучи членом парламента, Норрис решил представлять интересы футбола, особенно когда эти интересы были связаны с ним лично. У него это настолько хорошо получалось, что несмотря на то, что он больше заботился о собственной выгоде, многие понимали, что рядом с ним можно получить и свой кусок пирога.
 
Лесли Найтон, менеджер “Арсенала” в эпоху Норриса с 1919 по 1925 годы, в своей автобиографии сказал о нем: “Вскоре я понял, что все боятся Сэра Генри. И не удивительно! Я никогда не встречал человека с такой логикой, способного на такую брань и беспощадность к тем, кто был против него. Когда я однажды на собрании акционеров имел смелость не согласиться с ним, он набросился на меня с такой речью, что я сел, не в силах вымолвить и слова. После того, как я сел не зная что же сказать, пытаясь сдержать свои эмоции, он ходил и кричал: “Ну что, Найтон, мы платим тебе большие деньги, а все что ты делаешь – это сидишь здесь, как будто ты немой”. Позже Найтон писал: “Сэр Генри с обхаживающей улыбкой попросил у меня совета, и я пересилил себя и снова ему помог. Он так поступал со всеми. Это собрание забрало несколько лет моей жизни”.
 
Норрис, как и другие влиятельные жители столицы старой закалки, понимал, что Лондон, вероятнее всего, не сможет соперничать на равных с другими регионами Англии в футболе. Но понимая все перспективы бизнеса в Лондоне, он твердо решил приобрести клуб, который смог бы соперничать с остальными.
 
Так как весь бизнес Норриса находился в Фулхэме, он решил вложить деньги именно туда. Однако к 1908 году он понял, что “Крейвен Коттэдж” вряд ли сможет стать серьезной базой для достижения больших целей. И, хотя дела “Фулхэма” и “Арсенала” шли неплохо, они не имели такой поддержки, как другие большие клубы в Британии (десятки тысяч зрителей приходили посмотреть на матчи северных клубов).
 
К 1910 году на счетах “Фулхэма” было более 3 000 фунтов, в то время как у “Арсенала” практически не было ни гроша. В этот момент Норрис и пришел на “Мэйнор Граунд”, продолжив параллельно занимать пост президента “Фулхэма” вплоть до Первой Мировой Войны.
 
Вилльям Холл, будучи акционером “канониров”, как и Норрис являлся одним из владельцев “Фулхэма”. Таким образом, эти двое одновременно руководили двумя столичными клубами. Позже Лига приняла решение, запрещающее одному человеку быть владельцем нескольких команд. 
 
Норрис обратил свое внимание на “Вулвич Арсенал” по нескольким причинам. Он хотел превзойти Чарли Робертса из “Тоттенхэма” и Гуса Мирса из “Челси”, которые были столь же амбициозны. Вдобавок, он пытался приобрести “Стемфорд Бридж” в 1905 году, но вскоре понял, что Мирс так легко не уйдет из клуба, который создал. Но самой очевидной причиной того, почему Норрис пришел в “Арсенал”, было то, что клуб находился в плачевной финансовой ситуации и имел слабую поддержку со стороны болельщиков. Он нанял двух бывших тренеров “Вулвич Арсенала”, перешедших в Фулхэм, обеспечив их всем необходимым. Можно полагать, что у Норриса был четкий план перед покупкой клуба, он ждал определенного момента, чтобы начать действовать.
 
“Вулвич Арсенал” был клубом Первого Дивизиона и являлся привлекательным местом для вложений. Норрис мог бы выкупить “Вест Хэм” или “Ориент” и потратить годы, играя в политические игры с целью выйти на этот “рынок”, но у “Арсенала” уже был свой стадион, что делало его лакомым кусочком, учитывая невозможность приобретения “Челси” или “Тоттенхэма”. Безусловно, Норрис понимал, что клубу необходимо уехать из Пламстэда, который вряд ли в обозримом будущем мог стать любимым местом для футбольных болельщиков.
 
Норрис не торопился действовать без оглядки. Сперва он присматривался к “Арсеналу”, изучал ситуацию в клубе. Не имея такой финансовой базы, как “Тоттенхэм”, “Челси” и “Фулхэм”, “Вулвич Арсенал” был относительно легкой добычей для таких акул бизнеса, как Норрис. Так продолжалось до 1910 года, когда команда из Вулвича очутилась на грани банкротства и чудом избежала вылета во Второй Дивизион. Норрис прочувствовал момент и сделал свой шаг.
 
Изначально Норрис хотел объединить “Вулвич Арсенал” с “Фулхэмом”, и с этим клубом играть на “Крейвен Коттэдж” в Первом Дивизоне. Стадион на Темзе был одним из лучших в стране на тот момент, на него ходили толпы людей, но статус клуба Первого Дивизиона мог бы увеличить посещаемость за счет людей из восточной части Лондона, в частности из Челси (болельщиков которых, к слову, он желал переманить к себе).
 
Футбольная Лига не дала согласие на объединение, как того хотел Норрис, но было получено разрешение, благодаря которому “Арсенал” и “Фулхэм” могли играть на “Крейвен Коттэдж” поочередно. С финансовой точки зрения это решение было выгодным для всех. Однако другие лондонские команды подали протест, и Футбольная Ассоциация и Лига вновь разбили планы Норриса.
 
Попытки найти выход из ситуации к успеху не привели, Норрис так и остался владельцем клуба Второго  Дивизиона с великолепными условиями, но призрачными шансами стать большим клубом пока по соседству находился “Челси”. Что касается “Арсенала”, которым он также владел, то он барахтался внизу турнирной таблицы Первого Дивизиона, а географическое местоположение клуба по-прежнему было одной из главных проблем. Созданию суперклуба, по понятным причинам, помешали конкуренты, что очень разозлило Генри. Норрис понял что делать: убрать самое плохое и оставить только лучшее.
 
Футбольная Лига также выступила против амбициозных идей одиозного Норриса владеть двумя клубами. К тому же, это было технически и законодательно неосуществимо на тот момент. Лига не согласилась с доводами Генри и запретила тому одновременно руководить обеими клубами - либо “Арсенал”, либо “Фулхэм”. Вполне ожидаемо, Норрис выбрал команду, имевшую прописку в высшем английском дивизионе.
 
Когда директора и акционеры “Арсенала” сели за стол переговоров с целью обсудить возможные варианты улучшения ситуации с посещаемостью и решения проблем внутри клуба, Норрис категорически отвергал все предложения. Он был готов сразу же нажить себе врагов, но не мог позволить, чтобы хоть что-то в клубе ему было неподконтрольным.
 
К 1910 году у Норриса было несколько увлечений: рестораны, винные вечера и старые автомобили. Он был членом клуба Джуниор Карлтон, мэром Фулхэма, занимал важное место в местной Консервативной Партии и к тому же состоял в массонах. В Лондоне его имя часто упоминалось в беседах. Будучи консерватором, он поддерживал некоторые идеи церкви и часто посещал церковные служения. Но некоторые его оппоненты видели в нем капиталистического хищника, который использовал все методы для достижения результата. Это заставляло других объединяться в союзы. Ходили слухи, что Сэр Генри имел влияние на архиепископа Кентерберийского. Сам Норрис, конечно, отрицал факт “кумовства”, но по некоторой информации именно Его Светлость поспособствовал в приобретении земли, где в будущем возникнет “Хайбери”.
 
 
 
Глава 16
 
Дорога на “Хайбери”
 
В конце сезона 1910/1911 игра команды дала проблеск надежды на возрождение. Итоговое десятое место стало неплохим результатом, однако в следующем сезоне изменений к лучшему не последовало.
 
Во второй день Рождества в 1911 году “канониры” (15-е в турнирной таблице) дома принимали “Тоттенхэм” (находившийся в четырех очках и на три места позади лидеров Лиги – “Ньюкасл Юнайтед”). Игра, которую “Арсенал” выиграл со счетом 3:1, была названа изданием Спортсмэн “пирушкой в грязи”. Местная газета сообщала, что “поле было идеальным болотом, а вода образовывала небольшие водоемы вдоль боковой линии”.
 
Погода была настолько плохой, что многие болельщики отказались платить шиллинг на входе и заняли места на печально известной сточной трубе, чтобы наблюдать оттуда за встречей, хотя данная точка обзора была уже не та, что раньше. Пресса сообщала, что между теми, кто заплатил и теми, кто не заплатил, чуть не вспыхнула свара. В число безбилетников также вошли болельщики соперника, чей транспорт не смог добраться к месту проведения матча вовремя (нередкий случай на “Мэйнор Граунд”).
 
С целью повышения посещаемости, на “Мэйнор Граунд” были приглашены хорошо известные футболисты, которые однако в большинстве своем находились уже на закате карьеры. В частности, доктор Ли Ричмонд Руз и Альф Коммон, игравшие на позициях инсайд-форварда и центрфорварда, соответственно, с послужным списком из огромного количества голов. В 1905 году переход Коммона из “Миддлсбро” в “Сандерленд” стал первой сделкой, превысившей порог в тысячу фунтов. Но в тридцатилетнем возрасте Коммон имел лишний вес и был уже далеко не тем игроком. Руководство “Арсенала” возлагало надежду на то, что его громкое имя встряхнет команду, и поначалу все так и произошло. Но вскоре стало очевидно, что Альф не может быть полноценной заменой Энди Дукату, игроку, который был самой большой ценностью клуба до продажи в “Астон Виллу”. Подписание Коммона было продиктовано тактикой привлечения внимания к клубу, что впоследствии нелучшим образом сказалось на “Арсенале”. Коммон был в удручающей физической форме и не представлял никакой угрозы для защиты соперников. Но со временем, когда финансовая ситуация в клубе ухудшилась, продать пришлось даже его.
 
После пары лет прозябания в середине турнирной таблицы в 1913 году “Вулвич Арсенал” пережил позор окончания чемпионата на последнем месте в четырех очках позади также вылетевшего “Ноттс Каунти”. “Челси”, только что попавший в высший дивизион, финишировал  в пяти очках от зоны вылета, но в целых 10 от жалких 18 набранных “Арсеналом” баллов.
 
Вылет во Второй Дивизион казался неизбежным уже на протяжении нескольких лет, и в конце концов он произошел вслед за худшим в истории клуба сезоном. Джордж Моррелл стал первым и последним (на сегодняшний день) менеджером клуба, получившим жестокий опыт вылета в лигу классом ниже. Количество очков, забитых голов и побед “Вулвича” стало худшим когда-либо зафиксированным за время существования Первого Дивизиона и (хотя его и повторяли) оставалось таковым до конца системы с начислением двух очков за победу, после чего клуб “Сток Сити” в сезоне 1984/1985 показал еще худший результат. В течение сезона 1912/1913 “Арсенал” в родных стенах забил всего лишь 11 голов и одержал единственную победу. Этот антирекорд не смог стереть из анналов  Футбольной Лиги даже “Сток” (остальные две победы “канониров” пришлись на выездные матчи с “Шеффилд Юнайтед” и “Манчестер Сити”). Катастрофа на футбольном поле отразилась на клубных финансах: сообщалось, что к концу разрушительного сезона на банковском счету клуба было 19 фунтов. Доход от домашнего матча в среднем составлял 200 фунтов. В то время Джордж Эллисон (позднее он руководил “Арсеналом”) все еще работал журналистом, освещая матчи “канониров”. Помимо обзоров Джордж также составлял программки к матчам и частенько выступал зазывалой на просмотр матчей клуба на “Мэйнор Граунд”.
 
В то время как “Арсенал” погружался в трясину, по всей стране, несмотря на вырисовывающуюся  перспективу войны, или, что более вероятно, в ответ на эту угрозу, царил задорный боевой дух. Мюзик-холлы были полны людей, а футбольные клубы, добивающиеся результатов, собирали огромные толпы зрителей. В районе “Мэйнор Граунд” чувствовалась очень малая доля этой атмосферы, “Арсенал” в полном смысле слова проиграл свою войну в 1913 году.
 
Норрис и Холл предвидели подобное развитие событий и, начиная с конца 1912 года, отчаянно пытались найти выход и развернуть течение вещей в иное русло. Норрису выход казался эффектным, но простым - переезд. Он был убежден, что гарантией выживания клуба станет его перемещение ближе к центру столицы. В 1913 году доступность стадиона была ключевым условием для хорошей посещаемости. Клубу требовалось находиться в жилом районе с большим количеством населения, живущего в пределах пешей прогулки от современного привлекательного стадиона. Но арена также должна была быть доступна и для болельщиков гостей, требовались удачные транспортные маршруты. Это всегда было проблемой для “канониров”, даже газетные журналисты не имели желания совершать поездки в Пламстэд. Коллеги Джорджа Эллисона с Флит Стрит избегали путешествий из Сити на “Мэйнор Граунд”, и для Эллисона было довольно привычным делом сидеть в одиночку во вместительной ложе для прессы на Тресс Стэнд. Однако он извлекал из этой ситуации пользу, транслируя отчеты о матчах своим коллегам для публикации в других печатных изданиях.
 
На протяжении некоторого времени занятость в районе Пламстэд находилась в упадке. Правительство сократило численность рабочих на фабрике военного снаряжения более чем наполовину по сравнению с уровнем нескольких прошлых лет. Люди покидали район, чтобы искать работу в других местах, у остальных просто не имелось средств, чтобы заплатить за вход на футбольный матч. Данная ситуация привела к тому, что заполняемость “Мэйнор Граунд” упала до критического уровня.
 
Норрис считал, что грамотный переезд автоматически повысит посещаемость, что позволит вкладывать инвестиции в развитие команды, в следствие чего улучшится и финансовая ситуация клуба. В те дни единственным способом получения денег для покупки игроков было привлечение большого количества болельщиков. Для Норриса подобное умозаключение не было сложным. Он стремился развить футбольный рынок в Центральном Лондоне, там, где, по его мнению, должен был находиться клуб, и воспользоваться его преимуществами. Это вселило бы какую-то надежду на удержание хотя бы части болельщиков, которых уже завоевал клуб. В идеале, место для нового стадиона должно было находиться в плотно заселенном районе, вдали от Темзы, которая в те дни ограничивала доступ (река протекала к северу от Вулвича и соседствовала с Фулхэмом с юго-запада). Разработка нового района давала возможность закрепить под  футбольные активности новую территорию, и, вполне возможно, рекрутировать новую аудиторию, разместив стадион вдали от других больших клубов.
 
Холл и Норрис начали переговоры по нескольким локациям, включая места в Баттерси и Хэринджи, но ни одно из них и близко не подходило по всем критериям. Казалось, что придется идти на какие-то компромиссы, поскольку выбор опций, как выяснилось, сократился до северного и западного Лондона. Выбор пришлось делать между нахождением вблизи от “Челси” или “Тоттенхэма”, клубов, игравших в Первом Дивизионе.
 
Земельный участок, который Холл и Норрис нашли в Хайбери, был сравнительно неразработан. Оберт Парк занимал большую часть интересующего их района. На его территории располагались пара футбольных полей, две площадки для крикета и несколько теннисных кортов, которые использовались учащимися Сэйнт-Джонз Холл. Изначально учебное заведение называлось “Хайбери Колледж оф Дивинити” (Божественности), оно было построено в 1825 году (Сэйнт-Джонз Холл  теперь находится в Ноттингеме). Доступ к этим сооружениям был возможен с территории Сэйнт-Джонз Холл или через двое огромных деревянных ворот с Авенелл Роад.
 
Внимание Холла и Норриса сразу же было привлечено близостью комплекса к станции метро Гиллеспи Роад (она располагалась буквально в ярдах от того места, где в будущем будет стадион “Хайбери”, и в 1933 году станция будет переименована в Арсенал Стейшн). Станция была открыта незадолго до Рождества 1906 года в составе всей линии Пикадилли, которая пролегала от Финсбери Парк до Бэронс Корт. Финсбери Парк также располагался в пределах короткой пешей прогулки, а станция Дрэйтон Парк линии Метрополитан находилась еще ближе. Холл и Норрис основывали свой поиск в том числе и на хорошем доступе к относительно новой сети линии метро:  они знали, что подобная близость даст не только хороший доступ из других районов города, но и будет благоприятствовать строительству жилья в близлежащих окрестностях, и, таким образом, будет способствовать увеличению населения и, конечно же, насыщению футбольного рынка.
 
Существовало множество неподтвержденных слухов о том, как Норрис и Холл узнали о данном участке и приобрели его. Некоторые из них содержали упоминания о высоких церковных служителях и предполагаемых сомнительных сделках, фигурировало даже имя Архиепископа Кентерберийского. Норрис вполне был способен на весьма рискованные предприятия, и мы можем только догадываться о том, насколько правдивы слухи, дошедшие до наших дней. Тем не менее, последовавшие переговоры, растянувшиеся на многие месяцы, в ходе которых Норрису пришлось оказывать значительное давление на очень влиятельных членов Комиссии Экклезиаста, принесли результат в виде разрешения на аренду части этой земли (примерно шесть акров) сроком на 21 год. Сэйнт-Джонз Холл получил сумму чуть более 20 000 фунтов  (в то время это была огромная сумма; обычный рабочий зарабатывал в среднем 1,25 фунта в неделю за свой труд), но она помогла смягчить удар для членов Комиссии, отказывавшихся от сделки в противном случае. Также было обговорено, что на стадионе не будут предлагаться “одурманивающие жидкости”, а игры не будут проходить в Рождественские и Пасхальные дни, выходные, которыми традиционно пользовались клубы для проведения матчей. Колледж продолжил располагаться с южной стороны поля (он находился там, пока в 1946 году его не уничтожил пожар, и на этом месте были возведены жилые дома). Считалось нежелательным подвергать студентов просмотру такой распущенной игры, как футбол.
 
Однако, буквально за год Норрису удалось устранить большинство из этих ограничений. Все обещанные оговорки были признаны недействительными в 1925 году, когда “Арсенал” заплатил сумму в 64 000 фунтов за весь участок земли целиком (около 10 акров за 47 000 и дополнительные участки земли за 17 000).
 
Документы на передачу прав на землю были подписаны Архиепископом Кентерберийским, Рэндаллом Томасом Дэвидсоном, а также другими членами Епископского совета.
 
В феврале 1913 года Норрис открыто заявил о планах покинуть “Мэйнор Граунд” (поле со временем было отдано под нужды Министерства Обороны) и переехать на “Хайбери”. Он сделал это еще до того, как Совет Лиги одобрил данный переезд. Этот шаг продемонстрировал уверенность Генри в собственных планах и показал силу и влияние его деловых связей, касающихся возможностей каких-либо властей помешать диктовать его волю в футбольных делах.
 
Для полного завершения сделки требовалось лишь склонить на свою сторону остальных акционеров клуба. Встреча состоялась в марте 1913 года в центральном Лондоне на  Грейт Куин Энн Стрит в Коннот Румз. Норрис выступил в театральном стиле, объяснив, как именно может погибнуть “Арсенал”, если он не переедет в новый район и не привлечет большее количество болельщиков. Генри поведал о поле в Хайбери и заявил, что клубу будет невозможно поддерживать свои финансы в Пламстэде, поскольку теперь в Лондоне существует несколько клубов Лиги. Норрис изобразил “Хайбери” в виде вершины равностороннего треугольника, в основе которого лежали поля клубов “Клептон Ориент” и “Тоттенхэм”. Он напомнил аудитории, что “Вулвич Арсенал” был членом Футбольной Лиги дольше любого другого клуба в столице, но потерял поддержку болельщиков  из-за плохого расположения поля в Пламстэде.
 
На следующее утро Дэйли Миррор сообщала: “Найдутся тысячи причин сожалеть, если такой клуб, как “Арсенал”, закроется из-за отсутствия поддержки, особенно если учесть, что на протяжении двенадцати лет он был единственным представителем города в Футбольной Лиге. Большинство людей желают клубу удачи в его мужественных попытках не спускать флаг в наиболее бедственном положении за все последние годы”.
 
Естественно, Норрис сглаживал все минусы и старался подчеркнуть лишь выгодные стороны перемещения клуба в район с населением в 500 000 человек, упоминая возможное пополнение числа болельщиков из жителей Финсбери, Хэкни, Айлингтона и Холборна.
 
По некоторой информации, после выступления перед акционерами, Норрис стал получать угрозы вплоть до убийства. В последние годы высказывались предположения, что Сэр Генри грубо и намеренно недоинвестировал в “Вулвич Арсенал”, зная, что последующие плохие результаты клуба приведут к падению посещаемости, и, таким образом, сделают его предложение по переезду более весомым. Однако в подобное верится слабо, поскольку одной из главных причин интереса Норриса к “Вулвич Арсеналу” был его статус клуба Первого Дивизиона. Когда команда понизилась в ранге, планам Норриса был нанесен огромной силы удар.
 
Есть предположения, что Норрис изначально планировал переехать именно на “Хайбери”, и все остальные махинации служили лишь дымовой завесой для маскировки его подлинных намерений. И, хотя и эта информация никаких подтверждений не нашла, все знали, что Норрис мог бы быть способен и на такую уловку. Генри вполне мог предвидеть, что не стоит раскрывать все карты заранее, ведь в Пламстэде он особой любовью не пользовался. В письмах в местные газеты его называли бессердечным капиталистом и обвиняли в том, что он убивает душу “канониров”. В частности, в одном из писем за авторством мистера Пола Дональдсона, напечатанном в Кентиш Газет, сообщалось: “Мистер Норрис решил, что финансовая выгода важнее защиты интересов местного клуба. Он совершает ошибку. Нельзя сделать “франшизу” из футбольного клуба. “Вулвич Арсенал” должен базироваться в Вулвиче. Может быть, Норрис выступит в поддержку переезда “Ливерпуля” в Манчестер? Такие люди, как он, не должны иметь ничего общего с Футбольной Ассоциацией”.
 
Еще одно письмо в Кентиш Индепендент, на этот раз от мистера Уолтера Бейли, было еще более пронзительным: “Для ведения дел в команде на бизнес-основе существует и всегда была достаточная поддержка. Многие клубы в разных частях страны были бы рады иметь такую поддержку. Вулвичу ставится в вину апатия…потому что он не может собирать такую же внушительную аудиторию, как “Челси” и “Тоттенхэм”. Наиболее удаленная часть Лондона, в которую клуб собирается переехать, фактически отрежет от него людей, которые помогали создавать его и с полным основанием могут говорить о своем неотъемлемом праве быть частью клуба. Правильно ли это?”.
 
Газеты Северного Кента опубликовали ряд карикатур. В той, что была напечатана в Вулвич Газет, говорилось, что Норрис похищает у Кента “единственного сына”. Однако Сэр Генри отвечал, что видит Вулвич не только частью Кента, но и в качестве района Лондона, и что для клуба настало время воспользоваться этим.
 
Против переезда “Вулвич Арсенала” на “Хайбери” поступали также протесты от соседских “Клептон Ориент” и “Тоттенхэма”. В то время “Клептон” выступал на поле “Хомертон”, а оба клуба располагались в четырех милях от “Хайбери”. Однако новое поле “Арсенала” было ближе к центру города, а наличие поблизости станции метро делало его намного более доступным для зрителей. Удивительно, но “Челси” тоже направил жалобу в Совет Лиги. Возможно, “пенсионеры” все еще помнили, как Норрис отверг предложение Председателя “Челси” Гуса Мирса стать арендатором участка на “Стемфорд Бридж” в 1905 году. Этот отказ привел к тому, что Мирс принял решение основать свой собственный клуб - “Челси”.
 
“Шпоры”, возможно горько сожалея о решении продать свою долю акций в “Арсенале”, заплатили за рекламу в местной прессе в попытке удержать своих болельщиков. Отрывок в Тоттенхэм Геральд умолял людей “не поддерживать Вулвичских смутьянов Норриса. У них нет никаких прав быть тут”.
 
“Тоттенхэм” и “Ориент” также сделали совместное заявление, в котором говорилось, что “если “Арсенал” переедет в район Айлингтон, ни один клуб не сможет чувствовать себя в безопасности”. Подобное заявление выглядит немного драматично, но следует учесть, что “шпоры” попали в Лигу всего пять лет назад и недавно потратили огромную сумму денег (около 50 000 фунтов, на сегодняшний день эта сумма примерно сопоставима с 10 миллионами) на улучшения стадиона. Старая главная трибуна на “Уайт Харт Лейн” (снесена в 1981 году) была построена каких-то три года назад. Казалось, болельщики “Тоттенхэма” были также возмущены, если считать, что Тоттенхэм Геральд являлась индикатором их настроений. Геральд опубликовала рисунок, изображавший Председателя “Арсенала” в виде собаки Баскервилей, разорявшей ферму в массивном ошейнике с шипами. У собаки был вид убийцы, готовой сожрать “Тоттенхэм”, птиц и их пищу впридачу.
 
Генри Уоллер, журналист Айлингтон Газет написал в феврале 1913 года: “День, когда эти незваные гости разместятся тут, станет печальным для всего района. Уважаемое и приличное местное сообщество будет трансформировано в наводненный толпой очаг шума, и я опасаюсь пьянства. Полагаю, что для людей Хайбери пришло время подняться и выразить свое намерение бороться с предполагаемым переездом. У меня нет никаких возражений против того, чтобы “Вулвич Арсенал” проводил игры в своем законном доме – Кенте. И, говоря простыми словами, им здесь не место”.
 
Местные жители Хайбери также были весьма обеспокоены. Соседство с футбольным стадионом принципиально отличалось от соседства с колледжем богословия. Действительно, многие даже рассматривали ситуацию как смену кроткой культуры на форму анти-культуры. И, конечно же, это означало падение цен на недвижимость и стоимости аренды жилья в районе. Данный район города был тихим местом, и жители не собирались становиться гостеприимными хозяевами для “нежелательных элементов из профессионального футбола” и “вульгарного проекта” в целом.
 
Совет Айлингтон Боро подкрепил усилия протестующих своим гражданским весом и составил петицию, в которой утверждалось, что в намерения футбольных клубов входит эксплуатация игроков с целью увеличения стоимости акций самих клубов (что, в общем, было и является правдой). Также Совет подтвердил, что цены на недвижимость в районе упадут. В заметках заседаний Совета сохранилась реплика мистера Ковентона из Хайбери парк: “Я хотел бы спросить, понимает ли Совет Боро необходимость защищать район от того, что, по моему мнению, приведет его к полному разрушению”.
 
Житель Авенелл Роад, мистер А. Бейли, писал: “В результате постройки футбольным клубом “Вулвич Арсенал” громоздких трибун жители Авенелл Роад будут испытывать значительные неудобства и беспокойства. Не может ли Совет помочь нам в данном вопросе?”
 
В ответ Норрис заявил, что обычные люди из Хайбери едва ли будут знать о существовании футбольного клуба, а десятки тысяч футбольных болельщиков, которые будут бороздить район раз в две недели, дадут хорошую выручку местным бизнесменам. Это перетянуло из стана протестующих как минимум представителей бизнеса, многие из которых, конечно же, могли бы получить значительную прибыль на этапе строительства стадиона. Норрис также проявил свое значительное влияние на средства массовой информации северного Лондона, которые с течением времени все меньше и меньше обращались к теме предполагаемого переезда. Собрания людей, критиковавших планы Норриса, и деятельность протестных групп оставались без освещения. Таким образом, несогласные голоса подавлялись, что способствовало достижению Норрисом своих целей.
 
В марте 1913 года Совет Лиги созвал специальное заседание, которое продолжалось до двух часов ночи. Оно было расцвечено страстной аргументацией, пылкими эмоциями и значительным количеством неприятия оппонентов. Норрис приводил все мыслимые аргументы в пользу переезда и выносил испуганным членам Совета грозные предупреждения. Уильям Холл также присутствовал на заседании в роли члена Совета, а тогдашний Президент Совета Лиги Джон МакКенна был другом Норриса. Футбольная Ассоциация издала запрос на расследование всех обстоятельств дела.
 
Холл представлял “Арсенал”. Торговец металлом родом из Патни, являвшийся в разное время членом Совета Директоров “Фулхэма” и “Арсенала”, в начале 1913 года он был избран в Совет Лиги и в таком качестве имел хорошие возможности для ведения работы по теневой политической поддержке Норриса, который выступал в главной роли. СД. Робертс представлял “Тоттенхэм”, а от лица “Клептон Ориент” выступал Г. Арбор.
 
Постановление Совета Лиги  не могло блокировать идею Сэра Генри, поскольку ранее клубам не запрещалось переезжать, так что едва ли Совет мог сделать это сейчас (хотя они и не разрешили “Вулвич Арсеналу” переехать в “Фулхэм”). “Тоттенхэм” был командой Первого Дивизиона, а “Ориенту” предстояло сражаться с “Арсеналом” классом ниже в первом для клуба сезоне на “Хайбери”. “Тоттенхэм”, конечно же, ранее возражал и против включения “Клептон Ориент” в Южную Лигу, а позднее в Футбольную Лигу.
 
Финальная резолюция гласила: “В свете того факта, что значительное количество клубов Лиги сменили свое местоположение, не подавая заявления в Лигу, либо не получая от нее разрешения, настоящий Совет единогласно придерживается того мнения, что у него нет никакого права препятствовать предложению клуба “Вулвич Арсенал” перенести свою домашнюю арену в район Гиллеспи Роад. Совет полагает, что в данном районе имеется достаточное количество возможностей для существования трех клубов Лиги, и в нем проживает достаточное количество населения для формирования болельщицкой базы для всех трех команд. По всем указанным причинам Совет не видит необходимости  в созыве специального заседания Лиги и придерживается того мнения, что согласно правилам и практике существования Лиги для вмешательства нет правовых оснований”.
 
Резолюция совершенно точно не звучала как поощрение переезда, что могло быть свидетельством того, что некоторое меньшинство членов Совета были против нее. Однако смысл вердикта был в полном соответствии с Эдвардианскими принципами предпринимательства и незыблемой позицией удовлетворения интересов финансового класса.
 
Любопытно, что с учетом того что Футбольная Лига не разрешила “Арсеналу” переехать на “Крейвен Коттедж”, в перемещение клуба на “Хайбери” особо не вмешивались. Возможно, в Лиге полагали, что географическая близость трех клубов (“Вулвич Арсенал”, “Фулхэм” и “Челси”) окажет на них негативное воздействие. Но “Фулхэм” и так располагался близко к “Челси”, а с переездом “Арсенала” на “Хайбери” все они оказывались в относительной близости к “Тоттенхэм Хотспур” и “Клептон Ориент”! Вполне вероятно, что Норрису потребовалось некоторое время, чтобы заручиться поддержкой. Прецедент переезда клубов уже существовал, к примеру, “Ноттс Каунти” перебрался из Трента на Мидоу Лейн, но против подобных перемещений ранее никто не возражал. Возможно, потому что клубы переезжали на небольшие расстояния, и это приводило к выгоде для других клубов и местной коммерции. Однако ни один клуб не просил о переезде, и Лига никогда ранее не утверждала, что обладает правом отменить перемещение (исключая случай с отказом “Арсеналу” переехать на “Крейвен Коттедж”).
 
Основываясь на приведенных фактах, можно смело предполагать, что Норрис умело отстаивал свою точку зрения на переезд. В частности, в пользу своей идеи Генри приводил тот факт, что Шеффилд и Бирмингем (города с населением на тот момент в 250 000 и 400 000 соответственно) по размерам были значительно меньше растущего метрополиса Лондона (в то время в нем проживало порядка 7 миллионов человек). При этом в каждом из этих городов базировалось по два больших футбольных клуба. Норрис утверждал, что северный Лондон вполне сможет вместить и поддерживать еще одну команду, а весь город целиком с легкостью вместит четыре.
 
В последнем анализе ситуации также упоминалось, что членом Лиги является не стадион, а клуб. Однако ситуация с “Арсеналом” была в некоторой степени уникальной. По прямой линии между Вулвичем и “Хайбери” было десять миль, но время, которое затрачивал (а порой и сейчас затрачивает) человек для прогулки по Лондону, делало это путешествие принципиально другим делом по сравнению с аналогичной прогулкой по Донкастеру или Миддлсбро в любом направлении. В прошлом ни один клуб не перебирался в место, которое другой клуб-соперник считал своей территорией. “Саут Шилдз” все же перебрался в Гейтсхед в 1930 году, но к тому времени Футбольная Лига предприняла определенные шаги, наученная шумихой, поднятой по поводу переезда “Арсенала”. Членам Лиги было запрещено переезжать в другие районы без санкции Лиги.
 
Последний матч в высшем дивизионе на “Мэйнор Граунд” состоялся в субботу, 26 апреля 1913 года, “Арсенал” принимал “Миддлсбро”. Ничья со счетом 1:1 стала относительно неплохим результатом, поскольку на протяжении предыдущих двенадцати месяцев “канониры” выиграли всего лишь две игры в Пламстэде. Стив Стонли забил последний домашний гол “Арсенала” в южном Лондоне.
 
Один из кентских болельщиков, который решил, что не будет совершать часовые с лишним путешествия на “Хайбери”, сообщил газете Кентиш Индепендент: “Генри Норрис выставил на кон душу клуба. Он поклоняется маммоне. Мы еще услышим об этом дельце-землемере, можете быть уверены”.
 
Этот человек оказался даже более прав, чем ему самому казалось.
 
“Арсенал” сохранял приставку “Вулвич” в своем названии до апреля следующего года, и, хотя использование определенного артикля никогда официально не принималось, название команды трансформировалось в “The Arsenal”. Укороченное название стало официальным спустя 12 лет, когда Герберт Чепмен настоял на использовании одного слова “Арсенал” при упоминании команды. Странно но издание официальной книги “50-летняя история Футбольной Лиги” гласит, что “таким образом был рожден новый “Арсенал”, 3-го апреля следующего года (1914) ему дали разрешение убрать слово “Вулвич” из названия, и, соответственно, клуб стал называться “The Arsenal”. Утверждалось, что клуб попросил о смене названия, в то время как на самом деле ничьего разрешения никто не просил.
 
Несмотря на все сопротивление, вполне вероятно, что большинство жителей района Хайбери испытывали интерес и воодушевление по поводу нового футбольного клуба. Сам переезд царил в их воображении, мыслях и разговорах, витавших в округе. “Вулвич Арсенал” на то время уже имел “имя” в английском футболе и представлялся клубом определенного статуса и потенциала.
 
Аргументы за и против были шумными, существовало много людей, желающих дать ответ тем, кого они считали “церковными фанатиками” и более преуспевающим жителям района, наиболее проигрывающим в результате переезда. Опасения по поводу пьянства и богохульств в местности, которая в то время представляла собой относительную тихую гавань Хайбери, вызываемые у одних жителей, противопоставлялись воодушевлению и новой жизни, которую принесет с собой клуб. Люди в то время не имели доступа к телевидению и радио, даже пабы были ограниченным удовольствием, они были вотчиной мужчин определенного возраста, и даже исполнение музыки в них требовало лицензии.
 
Дэйли Газет 20 февраля 1913 года сообщила, что “Вулвич Арсенал” закрепил за собой район к югу от лондонского Колледжа Божественности в границах улиц Авенелл Роад, Хайбери Хилл и Гиллеспи Роад. Атлетик Ньюс заявляла, что это случилось в марте. В чем не приходится сомневаться, так это в том, что, несмотря на все просчеты Норриса, после по всеобщему признанию неуверенного старта, “эра Хайбери” утвердила “Арсенал” среди величайших имен в мировом футболе, что стало даже большим явлением, чем Норрис мог себе представить. Но это, как говорят, уже совсем другая история.
 
 
 
ЗАКЛЮЧЕНИЕ
 
Наследие Норриса
 
Генри Норрис оставался хорошо известной или даже широко обсуждаемой фигурой в лондонском футболе. Когда профессиональные соревнования возобновились в 1919 году после Первой Мировой Войны, он все еще был холодным и безжалостным человеком. За свои усилия по набору войск во время войны он был приставлен к рыцарскому званию. Норрис набрал три артиллерийских бригады из района Фулхэма, эти подразделения сыграли важную роль в сражении на реке Сомме. В ознаменование заслуг Норрису было присвоено звание полковника. Вскоре после этого он был избран членом Парламента от Консервативной партии в восточном Фулхэме. В его предвыборной программе звучали слова “общая благопристойность”, “семейные ценности” и “моральная сила”.
 
Вот с таким багажом после Первой Мировой Войны Норрису удалось выторговать “Арсеналу” место в Первом Дивизионе. Это случилось несмотря на то, что в сезоне 1914/1915 “Бирмингем” и “Вулверхэмптон” заняли 3-е и 4-е места, соответственно, а “канониры” финишировали лишь пятыми. Кроме того широко бытовало мнение, что клубы вылетевшие из Первого Дивизиона в том сезоне (“Челси” и “Тоттенхэм”) получат приглашение вернуться. Норрис вернул “Арсенал” в элиту несмотря на то, что у “Тоттенхэма” было на это намного больше оснований. Это стало самым нахальным и прибыльным шагом в смелой карьере Сэра Генри в футбольной индустрии. Возможно, не стоит полностью полагаться на уверения Лесли Найтона, бывшего ранее менеджером “Арсенала”, о том, что Норрис вел переговоры с “некоторыми финансистами то там, то тут” для того, чтобы склонить итоги голосования в свою пользу, но по факту за повышение “Арсенала” в классе проголосовало 18 человек, а за “Тоттенхэм” всего 8.
 
Футбольная Лига приняла решение расширить каждый из дивизионов на два клуба до общего числа в 22 участника. Норрис знал, что для того, чтобы преодолеть финансовые трудности, “Арсеналу” требуется играть в высшем дивизионе. В то время возможности Члена Парламента Сэра Генри Норриса влиять на общественное мнение не знали границ. Он делал особый акцент на длительности выступлений клуба в Лиге (хотя  на самом деле “Вулверхэмптон” был членом Лиги дольше) и его к ней лояльность. Он скрыто провел переговоры со всеми членами комитета (кроме директоров “Тоттенхэма”), настаивая на том, что “Арсенал” имеет все права находиться в элите из-за своего потенциально огромного количества болельщиков, что было весьма привлекательной причиной на тот момент. Доходы от продажи билетов на каждый матч поровну делились между двумя играющими клубами. Он также подчеркивал близость “Хайбери” к району Сити, что давало приезжающим клубным директорам много “преимуществ” по сравнению с задворками, где располагались “Вулверхэмптон” и “Бирмингем”. Норрис заверил председателя “Челси”, что его клуб также получит приглашение в Первый Дивизион (что и случилось), таким образом, все голоса были в кармане, и что бы ни случилось, голосование в пользу “шпор” не могло случиться ни при каких обстоятельствах.
 
При всей своей противоречивости Генри Норрис не дал “Арсеналу” пойти по пути таких клубов как “Дарвен” и “Бертон Свифтс”. Несмотря на то, что команда проделала хорошую работу пробившись в Первый Дивизион как клуб южного Лондона, до вмешательства Норриса результаты выступлений клуба, если не брать в расчет несколько удачных отрезков, были не намного лучше посредственных. В Кубке Футбольной Ассоциации за период между 1893 годом и Первой Мировой Войной клуб преодолел барьер второго раунда (эквивалент современного четвертого) всего дважды. И хотя в 1906 и 1907 команде удалось добраться до полуфинала кубка страны, эти достижения так и остались самыми яркими в истории “Вулвич Арсенала” вплоть до “эры Хайбери”. 
 
До прихода Норриса, несмотря на все усилия, клуб постепенно скатывался к забвению. Именно Сэр Генри создал условия для превращения “Арсенала” в гиганта английского футбола, когда в 1925 году после внезапного увольнения Лесли Найтона в клуб был приглашен менеджер “Хаддерсфилд Таун” Герберт Чепмен. После того, как в 1930-х Норрис покинул “Хайбери”, Чепмен сделал мечты бывшего директора реальностью, сделав из “канониров” ведущую футбольную силу страны. Весьма странно, но по некоторой информации Норрис позднее высказывал свое сожаление в связи с решением уволить Лесли Найтона.
 
Обстоятельства ухода Норриса с “Хайбери” были, мягко говоря, прискорбными. Хотя, можно сказать, что Сэру Генри аукнулись его прошлые поступки. В 1927 году газета Дэйли Мэйл обвинила Норриса в даче взяток при оформлении перехода Чарли Бачена из “Сандерленда” в 1925-м. Это происходило в то время, когда увеличение зарплат и любые другие методы финансового стимулирования игроков для того, чтобы побудить их сменить клуб, явно выходили за рамки правил, установленных Футбольной Лигой. Однако на практике многие клубы и игроки скрытно нарушали данное правило, что не являлось секретом абсолютно ни для кого.
 
Печально известный своим благоразумием, Джордж Моррелл фактически упустил местного паренька Чарли в 1910 году, когда отказался возместить ему расходы на трамвай в размере 55 пенсов. Позднее “Арсеналу” пришлось выложить около 2 000 фунтов, чтобы вернуть игрока в клуб.
 
Расследование, проведенное Футбольной Ассоциацией, также установило, что Норрис использовал расчетные счета “Арсенала” для оплаты своих собственных расходов, а в частности присвоил себе 125 фунтов с продажи клубного автобуса. Норрис подал в суд на Футбольную Ассоциацию и Дэйли Мэйл, обвинив их в клевете, однако в феврале 1929 года Лорд Верховный Судья, Первый Виконт Хьюарт, вынес вердикт в пользу ФА. В наказание Норрис был пожизненно отлучен от футбола. Это решение практически уничтожило его как физически, так и духовно. Сэр Генри постепенно отошел от публичной жизни и умер в возрасте 69 лет 30 июля 1934 года.
 
ОСНОВАТЕЛИ
 
Дэвид Данскин стал свидетелем всех успехов “Арсенала” 30-х годов. В 1936 году он выслал письменные поздравления менеджеру Джорджу Эллисону с больничной койки (где часто проводил определенные периоды времени) по поводу победы клуба в финале Кубка после того, как услышал о ней по радио. Сам он и его друзья основатели клуба не могли предвидеть подобного успеха ровно 50 лет назад. Позднее работодатели Дэвида отметили данное событие специальным торжественным ужином в его честь. Дэйви скончался в возрасте 85 лет в Уорвике 4 августа 1948 года.
 
Джек Хамбл (чей воинственный настрой к футбольным властям контрастировал с его фамилией) поначалу выступал против трансформации “Арсенала” в общество с ограниченной ответственностью и несколько последующих лет имел свое собственное мнение по поводу решения его клуба поддаться капиталистическим нравам. Однако ему пришлось признать, что без выпуска акций он бы не смог поддерживать “Мэйнор Граунд” в рабочем состоянии год за годом. За много-много лет до того, как Дэвид Дэйн протолкнул схему с Облигациями “Хайбери”, Джек Хамбл понял, что футбол не сможет оставаться только лишь игрой рабочего люда. 
 
Хамбл оставался с “Арсеналом” на протяжении 40 лет и стал последним членом клуба из числа его начальных основателей, имевшим с ним формальные связи. На протяжении большей части этого времени Хамбл продолжал трудиться в Королевском Арсенале на посту инспектора орудий. Во время Первой Мировой Войны его направляли в Шеффилд, а позднее в Норвегию.
 
Джек также продолжал выступать в роли директора клуба до тех пор, пока его имя не стало упоминаться в связи с финансовым скандалом, который окружал Генри Норриса. Он был вынужден подать в отставку, хотя и не был виновен в каких-либо нарушениях. Футбольная Ассоциация постановила, что, будучи директором клуба, Хамбл должен был подвергать действия председателя в финансовых вопросах более тщательной проверке и отстранила его от футбола.
 
Хамбл стал свидетелем победы клуба в Кубке Футбольной Ассоциации в 1930 году. Должно быть, для него было действительно поразительно наблюдать за плодами собственной дальновидности. Он умер несколько месяцев спустя, в декабре 1931 года в возрасте 69 лет.
 
В апреле 1948 года “Арсенал” пригласил трех оставшихся в живых членов своей первой профессиональной команды образца 1891 года на последний матч сезона против “Челси”. Джон Джулиан, Гэвин Кроуфорд и Джон МакБин наблюдали победу над “синими” со счетом 2:0, голы забили Дон Рупер и Даг Лишман. Это было сделано в ознаменование начала всей истории, зачатков того величия, что мы сегодня знаем как футбольный клуб “Арсенал”, того, из чего он вырос – Первых Канониров.
 
Нить повествования где, как и почему был основан “Арсенал”, неразрывно связана с историей великой игры, от места, где все началось, до людей основавших клуб. Она также отражает историю английского общества и того, кем мы стали. Футбол – не более чем люди, которые в него играют. Сегодня, хотя эти люди стали иконами в спорте, сама игра стала объектом массовой коммерциализации. В наши дни футбол принадлежит всем и никому одновременно. Кто мог предвидеть такое в 1886 году? Те парни, что вышли на игру против “Истерн Уондерерс” на поляну на Собачьем острове, окруженную канализационными трубами, точно не могли.  Все в этом мире начинается с малого, и никто из нас не знает, к чему могут привести наши действия и чему дать начало.
 
Сегодняшние болельщики “Арсенала” имеют четкое и благородное наследие, но началось оно с простого удара по мячу и самого важного гола, который когда либо забивал “Арсенал”.  Неизвестно чей удар ногой или головой привел к тому, что команда “Дайал Сквер” вышла вперед 1:0 в матче за две недели до Рождества 1886 года. И что-то в игре как таковой всегда останется и будет отвечать природе и характеру обычного простого человека.