Форма поиска

Жиль Гриманди

Позиция:центральный защитник
Годы в Арсенале:

1997-2002

При упоминании названия “Арсенал” волей-неволей вспоминается французская диаспора. На протяжении нескольких лет в Лондоне успешно работает Арсен Венгер, здесь в по-настоящему классного форварда вырос Николя Анелька, а на уровень ведущих полузащитников мира вышел Эмманюэль Пети. Здесь заканчивал карьеру бывший игрок сборной Франции Реми Гард, а после фиаско на Апеннинах реанимировались Патрик Вийера и Тьерри Анри. К двум последним в минувшее межсезонье присоединились Робер Пирес и Сильвен Вильторд.

Никогда не привлекавшийся в лагерь “трехцветных” Жиль Гриманди на фоне звездных партнеров выглядит белой вороной. Он не обладает работоспособностью Вийера, созидательными способностями Пиреса или реактивными качествами Вильторда, и не умеет забивать как Анри. Но от того, чтобы относительно уровня Гриманди ехидно иронизировать, автор этих строк воздержался бы. Жиль – универсал, способный действовать на любой позиции центральной оси, как в средней линии, так и в защите. Он – профессионал до мозга костей, всегда беспрекословно выполняющий установку наставника. Того самого тренера, что когда-то не только дал ему путевку в большой футбол, но и многому научил в человеческом плане.

Гриманди родился 11 ноября 1970-го года в солнечном Гапе, что неподалеку от границы с Италией. Несмотря на то, что там, в Южных Альпах, куда популярнее лыжные гонки, Жиль с детства увлекся футболом. Местный стадион был виден из окна его комнаты, и день ото дня будущий победитель национальных чемпионатов Франции и Англии наблюдал за тренировками детских команд.

В восемь лет Гриманди приступил к систематизированным занятиям. В так называемой кадетской сборной своего региона Жиль познакомился с Эмманюэлем Пети. Позднее Гриманди и Пети воссоединятся в “Монако”, затем вместе перейдут в “Арсенал”, и только летом 2000-го года, когда длинноволосый блондин решит продолжить карьеру в Испании, пути их, наконец, разойдутся.

Жиль не был уверен, что в профессиональном футболе он сумеет добиться высот, и тем самым заработает на жизнь. Он просто наслаждался игрой, и не хотел покидать родной город. Последнее послужило причиной отказать сначала “Лиону” с “Монако”, а затем и “Труа”, изъявившим желание видеть Жиля в своих центрах подготовки для молодежи.
В то же время у Гриманди порою возникали разногласия с родителями. Они считали, что сыну надлежит сосредоточиться на учебе и только, получив диплом о высшем образовании, думать, собственно, о футболе. Иного мнения придерживался Робер Домерже. Высоко оценив игру Гриманди во французской любительской лиге, где герой моего материала выступал по окончании средней школы, селекционер все того же “Монако” предложил ему попробовать силы в резервном составе команды.

Окрыленный поддержкой партнеров, Жиль принялся доказывать состоятельность в небывалой самоотверженностью. Все это не ускользнуло от глаз тогдашнего наставника монегасков Арсена Венгера. Летом 91-го года, на четырнадцатом месяце пребывания в клубе, Гриманди присоединился к основе.

В своем дебютном чемпионате Жиль провел всего лишь 5 матчей, после чего пробил час службы в армии. Таким образом, в сезоне-92/93 Гриманди совмещал выступления за “Монако” с играми за армейскую сборную Франции, ведомую ни кем иным, как Роже Лемерром.

Отдав свой воинский долг, Жиль провел-таки первый полноценный сезон. Он уверенно освоился в компании Юргена Клинсманна, Лилиана Тюрама, Юрия Джоркаеффа, вышеупомянутого Пети и Энцо Шифо. В Лиге чемпионов Гриманди сыграл в 7-ми поединках, а “Монако” добрался до полуфинала, где уступил по сумме двух раундов будущему обладателю трофея – великому “Милану” Фабио Капелло.

Ряд невыразительных результатов на старте очередного чемпионата явился поводом к отставке Венгера. С уходом наставника, к которому Жиль питал исключительное уважение, дела “Монако” на лад не пошли. Последовала тренерская чехарда: друг друга поочередно сменили Жерар Банид, Жан-Люк Эттори и Томислав Ивич.

В конце концов, в июне 95-го года команде был представлен Жан Тигана. Его первый блин вышел комом: монегаски не сумели завоевать ни золотые медали, ни Кубок страны. Неубедительно смотрелся и Гриманди, поначалу на Тигана впечатления не произведший. Но Жиль не стал вступать в полемику с человеком, которого, в первую очередь, знал как блестящего футболиста, и впоследствии сделал все, чтобы заработать его признание. В сезоне-96/97 Гриманди внес значительный вклад в итоговый выигрыш “Монако”.

Впрочем, вопреки достижениям, атмосфера в команде оставляла желать лучшего. В этой связи приглашение Венгера, к тому моменту обосновавшегося в Лондоне, было как нельзя кстати. Приобретая своих старых знакомых – Гриманди и Пети, Венгер исходил из того, что каждому из знаменитой четверки защитников – и Найджелу Уинтерберну, и Тони Адамсу, и Мартину Киоуну, и Ли Диксону – уже тогда перевалило за тридцать. Но никто из перечисленных футболистов, как и еще один великовозрастный игрок обороны – Стив Боулд, ни разу не дал усомниться в своей полноценности. Надобность в модернизации задней линии отпала сама собой и Жилю пришлось переквалифицироваться в хавбека.
В столице Англии на первых порах Гриманди не хватало палящего солнца. Но, согретый теплом болельщиков, он быстро адаптировался к погодным условиям, выучил английский язык и вписался в коллектив безболезненно. Жиля поразило то обстоятельство, что 38-тысячный “Хайбери” заполнялся до отказа практически неизменно. Монегаски то играли, как правило, при полупустых трибунах.

В сезоне-97/98 при участии Гриманди (в частности, его точный удар решил исход напряженной игры с “Кристал Пэлас”) “канониры” сделали дубль, взяв верх и Кубке Англии, и, что самое важное, в премьер-лиге.

В подавляющем большинстве поединков сезона-98/99 Гриманди оставался в запасе, и под занавес первенства раздумывал об уходе. Но, имея на руках предложения, он все же воздержался от смены прописки. Скорее всего, не зря. В сезоне-99/2000, не будучи стопроцентным игроком основного состава, Жиль, тем не менее, вышел с первых минут в 43-х встречах всевозможных турниров. Правда, за финалом Кубка УЕФА в Копенгагене, где в серии послематчевых пенальти лондонцы уступили “Галатасараю”, Гриманди наблюдал со скамейки.

Как упоминалось в начале заметки, Жиля не назовешь бомбардиром. Его мячи в официальных матчах, что не будет преувеличением, можно пересчитать по пальцам двух рук. Лицевой счет в нынешнем первенстве Гриманди открыл лишь 21-го апреля. Гол в ворота ливерпульского “Эвертона” послужил ему неоценимой психологической помощью: 18 марта в игре с “Астон Виллой” Жиля за вторую желтую карточку отправили в раздевалку, вследствие чего он на поле не появлялся на протяжении месяца.

С выбором профессии, что теперь очевидно, Гриманди не ошибся. Но родителей, когда-то докучавших Жилю учебой, в принципе, можно понять: способности их сына весьма разносторонние. Не в пример отдельным игрокам премьер-лиги, предпочитающим коротать свободное время в увеселительных заведениях, Гриманди очень много читает. Особенно ему интересны подробности жизни позапрошлого века, а также личность Наполеона.

Жиль отлично играет на клавишных инструментах, чему с недавнего времени успешно обучает и Адамса. Любимые исполнители Гриманди – Марая Кэри и группа “Тэксас”, лидер которой, к слову сказать, является страстным поклонником “Арсенала”. Что касается планов на будущее, после завершения спортивной карьеры Жиль хотел бы попробовать силы в роли футбольного функционера.